Вход

Забыли пароль?

Самые активные пользователи
Admin
 
Alex
 
Камрад
 
Leonid
 
Александр
 
kulina
 
saturri
 
Андрей
 
Елено4ка
 
Technik Verein Puetnitz
 

Последние темы
Статистика форума

Рейтинг@Mail.ru

Качественный хостинг

Hosting Ukraine

Армейские байки.

Страница 1 из 3 1, 2, 3  Следующий

Перейти вниз

Армейские байки.

Сообщение автор Камрад в Пн Окт 26, 2009 2:32 am

Гинекологическое кресло.

В ГСВГ шёл 1984 год. Начальник гарнизона генерал-майор Т. проводит совещание офицеров. По окончании, как обычно, объявления начальников служб. Встает начальник госпиталя, подполковник мед.службы Ч.: "Товарищи офицеры, после проведения на прошлой неделе диспансеризации командного состава гарнизона из кабинета гинеколога пропало гинекологическое кресло. Если кто из столь хозяйственных командиров намерен установить его в своём кабинете, хотя бы представьте себе вначале - как это кресло будет смотреться у Вашего стола. И как будете выглядеть Вы сами в глазах своих подчинённых? Прошу вернуть медицинское оборудование на место!»
Весь зал во главе с генералом грохнул от смеха! А вот военному врачу было совсем не до веселья. Уже с понедельника начиналась диспансеризация женского состава гарнизона.
avatar
Камрад
Участник
Участник

Сообщения : 66
Очки : 3423
Дата регистрации : 2009-10-26
Возраст : 56
Откуда : Санкт - петербург

Посмотреть профиль http://practical-center.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Камрад в Вт Окт 27, 2009 12:44 pm

  "ДТП"

ПДД
«Дальний свет должен быть переключен на ближний:
» при встречном разъезде на расстоянии не менее чем за 150 м до транспортного средства, а также и при большем, если водитель встречного транспортного средства периодическим переключением света фар покажет необходимость этого»

После года солдатской службы я стал самым молодым прапорщиком не только в мотострелковом полку, но и во всей дивизии. А «молодому» завсегда непросто, кем бы, он не был – солдатом, прапорщиком или офицером. В свои 20 лет, кроме должности начальника стрельбища Помсен и возможности командовать солдатами полигона, я получил ещё и ответственность за быт и здоровье своих бойцов. Ибо, согласно Устава, солдат должен быть сыт, одет и обут по сезону, чист и здоров. А также весел и всегда готов «стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы»
Поэтому начальник стрельбища был обязан один раз в неделю выезжать с солдатами в полк, получать на складах продукты и сигареты, а также менять бельё в прачечной части. Баня на стрельбище была своя – русская, с парной! Как - то раз мы припозднились в полку и остались без дежурной машины. Я, оставив своих солдат с продуктами и бельём у склада, метался по территории части в поисках любой военной техники направляющейся в сторону Помсена. Возле штаба полка наткнулся на взводного разведроты лейтенанта с боевой фамилией Тимербулатов. Молодой офицер весело спросил у пробегающего мимо задёрганного армейским бытом прапорщика:
- Куда спешим, Камрад? Война давно закончилась! Мы победили!
- Война войной, а ужин по расписанию! Время уже десятый час, а мои операторы сидят голодные на ночной стрельбе.
А «молодой» «молодому» должен завсегда помогать! Кем бы, он там не был – солдатом, прапорщиком или офицером. Ибо, только так всегда легче переносить всякие там тяготы и лишения армейской жизни. Лейтенант Тимербулатов улыбнулся во всю ширину своих кавказских усов:
- Камрад прапорщик, с тебя русская баня с веником! Мой БРДМ стоит на всех парах возле первого батальона в направлении твоего стрельбища. Сегодня для проверяющих будет ночная стрельба с показухой - проникновение в тыл условного противника. Вот мы и проникнем под покровом ночи. Где твои бойцы с продуктами?
Загрузились быстро! Выехали с КПП полка ещё быстрей. Ехали в кромешной темноте. Дорогу освещали только фары БРДМа. Я с офицером удобно уселись верхом на башне. Два разведчика сержанта расположились рядом на броне. Была на удивление тихая, безветренная осенняя ночь. Слышен был только ровный гул мощного двигателя боевой машины и шелест шин по асфальту. В те времена немцы редко ездили в столь поздний для них час. Да и владельцев частных автомобилей в ГДР было не так густо, как сейчас в объединённой Германии. Шоссе была пустынным и прямым. Вдалеке показался дальний свет встречного автомобиля. Было видно, что встречный автомобиль петляет по дороге и иногда заезжает на встречную полосу. Водитель БРДМа тут же сбросил скорость и переключил дальний свет на ближний. Со стороны легковушки никакой реакции. Наш водила моргнул ещё пару раз. В ответ – полное игнорирование правил дорожного движения. Машины быстро сближались, встречный дальний свет уже слепил не только водителя боевой машины, но и всех усевших верхом на броне.
И тут командир разведвзвода быстро принимает волевое решение – сдёргивает чехол со специальной отдельной большой фары - искателя, расположенной на башне и с поэтическим названием «Луна». Одновременно командует водителю включить самый дальний свет и рукой направляет этот сильный луч прямо на встречный автомобиль. Это надо было видеть! Легковушка дёрнулась по дороге влево - вправо, затем с визгом затормозила и резко съехала прямо в обочину. БРДМ плавно подъехал к месту ДТП. В кювете дороги, уткнувшись фарами в ров, крутил задними колёсами в воздухе Трабант. Из салона, чертыхаясь по - своему, пытались выйти два молодых немца. Было видно, что оба пьяны. Шофёр сам смог на четвереньках выкарабкаться на дорогу и теперь тщетно пытался помочь своему пассажиру, который постоянно съезжал обратно в грязь ямы кювета. Офицер разведроты спокойно оценил состояние автомобиля и неуверенные движения парней и скомандовал:
- Разведка, к машине! – и объяснил, - вытаскивать будем. Не оставлять же на ночь немцев в этой яме.
Спрыгнули с брони, я помог молодому немецкому водителю вытащить своего приятеля. Оба немца тяжело дышали и стояли перед взводным, как провинившиеся школьники. Тимербулатов с прямотой советского офицера и с лёгким кавказским акцентом задал конкретный вопрос:
- Юнге, шнапс тринкен? – и добавил с горечью на чистом русском, - и что мне с вами делать, засранцы?
Я перевёл фразу офицера, но – без последнего слова. Просто, ещё только начинал изучение языка страны своего пребывания и пока не знал подходящего синонима на немецком такому ёмкому русскому слову - «засранцы». В ответ «юнге» наперебой заговорили, что всё хорошо, у них «кайн проблем» и что они сами смогут добраться до города. А водитель очень просил не вызывать дорожную полицию. Видимо, молодой немец предполагал, что у разведроты налажена постоянная прямая связь по рации с местными стражами правопорядка. Командир взвода скомандовал своим разведчикам:
- Так, бойцы, двое с одной стороны машины, двое с другой! Я с прапорщиком спереди! Выталкиваем этот агрегат на асфальт.
Трабант в два приёма не только вытолкнули на дорогу, но и поставили в нужном направлении. Ещё бы! Вес этого автомобиля составлял всего 620 кг. Тимербулатов, поправил портупею с кобурой, стукнул ладонью по капоту вытащенной машины и весело сказал:
- Вот теперь действительно - «кайн проблемм», алкоголики и тунеядцы! Я запомнил ваш номер машины. Ещё раз увижу на дороге за рулём в таком состоянии – раздавлю БРДМом. Лучше так, чем пьяному водителю пешехода сбить. И не дай бог, ребёнка! Переведи, прапорщик.
Я быстро сказал:
- Das viele Trinken f;hrt zum Hinken.
Офицер спросил удивлённо:
- Так быстро? Я этим горе – водителям целую речь произнёс на тему вечного вопроса: «Пить или не пить!» А ты, переводчик, в одно короткое предложение уложился?
- Это пословица! Означает дословно: «Это большоё питиё приедет к хромающей походке» или по - нашему: «Много пить – себе вредить!»
Разведчик присвистнул:
- Краткость – сестра таланта! Ну, ты, прапорщик, - могём!
- Товарищ лейтенант, не могём, а – могем!
Мы громко рассмеялись на всю округу. Вслед развеселились и солдаты. А водитель БРДМа подошёл к своему немецкому коллеге, легонько хлопнул по плечу и протянул ему пачку сигарет «Северные». Немцы с удивлением смотрели на отношение советских военнослужащих к виновникам происшествия. В понимании уже отрезвевших молодых бюргеров после такого случая их давно должны были сдать в полицейский участок. А эти странные парни не только вытащили их из ямы, но ещё и сигаретами угощают. И, похоже, получают от этого огромное удовольствие и не собираются никого тащить в полицию.
Офицер вдруг, как и его водитель, легонько хлопнул меня по плечу и весело предложил:
- А теперь, на скорость - кто первый на башню?
Мы встали по разные стороны боевой машины и по команде водителя и под ободряющие крики разведчиков буквально вбежали на башню. Я отстал на доли секунды. Победила разведка! На то она и разведка, чтобы побеждать! Следом запрыгнули остальные бойцы. БРДМ обдал изумлённых немцев облаком отработанного топлива и резво рванул в ночь.

Трабант (нем. Trabant) — марка восточногерманских микролитражных автомобилей. «Трабант» стал одним из символов ГДР На автомобиле стоял рядный 2-тактный 2-цилиндровый карбюраторный двигатель объёмом 0,6 л. (изначально 0,5 л.) и мощностью всего 26 л.с. (19,1 кВт). Отличался от других марок автомобилей цепной передачей и одним ведущим колесом.
А теперь представим, что бы от него осталось при столкновении на скорости с нашим автомобилем разведроты?

(автор - Тагиров Рамиль, ГСВГ, начальник стрельбища Помсен,1981 - 1987 г.г.)


Последний раз редактировалось: Камрад (Пт Окт 30, 2009 1:16 am), всего редактировалось 1 раз(а)
avatar
Камрад
Участник
Участник

Сообщения : 66
Очки : 3423
Дата регистрации : 2009-10-26
Возраст : 56
Откуда : Санкт - петербург

Посмотреть профиль http://practical-center.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Admin в Пт Окт 30, 2009 12:06 am

Мне понравилась история с трабантом. Very Happy Я хотел бы поместить её на сайте. Вы не могли бы написать имя и фамилию, как автор? Страна должна знать своих героев!
avatar
Admin
Admin
Admin

Сообщения : 122
Очки : 3522
Дата регистрации : 2009-10-25
Возраст : 44
Откуда : Украина

Посмотреть профиль http://gsvg-gdr.narod.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Камрад в Пт Окт 30, 2009 1:31 am



                                                   " Фуражка"
Закончилась итоговая весенняя проверка. В Советской Армии год делился на два периода обучения – летний и зимний. Каждый период завершался итоговой проверкой, которая начиналась со строевого смотра, а дальше по графику. Если планировались тактические учения, то выводилась комплексная оценка за учение. Если же нет, то сдавали практически все основные дисциплины: тактику, огневую, строевую, техническую подготовку. Кроме того, отдельно проверяли состояние техники и вооружения, казарм, столовой и складов. Затем по определенной схеме выводилась общая оценка каждому подразделению и части в целом. Как говорил старшина стрельбища: «Неделя позора и спим спокойно!» В этот раз «спать спокойно» не было возможности, так как этот весенний армейский экзамен наш полк сдал на «отлично» и осенью предстояло «кровь из носа» подтвердить полученное высокое звание – полка отличной боевой и политической подготовки! Иначе для наших отцов – командиров последуют очень неприятные оргвыводы.
Поэтому служба на стрельбище Помсен шла полным ходом. Сразу после окончания проверки в рабочий период пригнали грейдер и бульдозер, а в землянках разместили взвод рабочей команды из пехоты, которые поднимали и засыпали разбитые дорожки для стрельбы из орудия БМП с ходу. Полигонная команда в это время занималась заменой всех подъёмников и пусковых установок лебёдок больших мишеней. Операторы и пехота работали в поле с раннего утра и до наступления темноты, благо погода стояла солнечная и жаркая. Тимур работал наравне со всеми, приходилось самому рассчитывать мощности силовых кабелей, проверять схемы подсоединения новых подъёмников и пультов управления.
Солдаты работали охотно и с огоньком, так как сам командир полка подполковник Григорьев пообещал в случае успешной сдачи осенней проверки отличившимся солдатам предоставить краткосрочный отпуск на Родину. После предыдущей проверки из состава полигонной команды четверо бойцов побывали дома. Операторы уже знали, что комполка своих слов на ветер не бросает, и трудились на совесть. Повсюду слышался смех и мат - верный признак здоровой армии. В один из таких дней Тимур зашёл во двор казармы выдать со склада партию новых лёгких подъёмников для дальних рубежей. Навстречу выбежал дежурный по стрельбищу с ключами в руках и, взглянув на своего командира, радостно доложил:
- Товарищ прапорщик, а Вы снова без фуражки!
Тимур провёл рукой по голове:
- Вот блин! Опять! Вставай на тумбочку и пошли дневального на четвёртое направление (стрельба со снайперской винтовки СВД), рубеж 800 метров, там, наверное, оставил!
У дежурного и дневальных по стрельбищу была обязанность, не прописанная ни в Уставе, ни в Инструкции по стрельбищу, - следить за наличием фуражки на голове своего непосредственного командира! Не сказать, что Тимур был рассеянным человеком. Нет, даже - наоборот! Прапорщик Кагиров, хотя и не был кадровым военным, всегда следил за своей формой: постоянно стирал, гладил и подшивал ХБ и ПШ. После двух лет сверхсрочной службы Тимур сшил себе на заказ всю форму, а изготовленную для него по заказу фуражку (аэродром!) привёз ему из Москвы его друг старший лейтенант Чубарев. Это был предмет постоянной зависти всех прапорщиков полка! И эти фуражки, особенно полевые, держались на голове прапорщика Кагирова недолго. Да и причёска у Тимура, мягко скажем, была совсем не уставная, за что он постоянно получал лёгкий втык от командиров при каждом прибытии в полк. А на полигоне всё сходило с рук, вернее – с головы! Стоило Тимуру остановиться на каком – либо рубеже стрельбы, присесть около подъёмника или распределительного щитка и положить рядом свою фуражку, всё – «кранты»! Тимур уходил без головного убора, но – со светлыми мыслями в голове, так как оставлял он свои фуражки без злого умысла. Обычно фуражки находились; но, бывали и бесследные пропажи. Не просто было найти летом полевую фуражку зелённого цвета в поле стрельбища. И тут Тимура всегда выручал, конечно - за пузырь «Кёрн», его дружок - начальник вещевого склада прапорщик Толик Троцкий. А вот, зимние шапки стойко держались на голове начальника стрельбища, ибо - зимой даже в «солнечной» Саксонии голова без шапки мёрзла. Бойцов, нашедших головной убор своего командира, прапорщик Кагиров постоянно награждал чем-то, так по мелочи: то - молоком с булочками угостит в чепке соседнего батальона, то - в город с собой возьмёт, пока остальные бойцы получали бельё и продукты на полковых складах. В общем: «Приз - в студию!»
Однажды Тимур посеял новую, сшитую на заказ фуражку. Искали долго, надо было срочно ехать в полк, получать продукты и менять бельё. Начальник стрельбища поднял по боевой тревоге практически весь личный состав полигонной команды, т.к. машина ждать не могла. А куда поедешь без фуражки? Это нарушение формы одежды! Командование боевого мотострелкового полка отнесётся к такой вольности, мягко говоря, с непониманием. И тут молодой боец по имени Серёга Клейнос, радостно улыбаясь и бережно прижимая к груди «аэродром» своего командира, появляется из пилорамы стрельбища. Тимур в запарке успел забыть, что там давал размеры новых мишеней и как обычно, снял и положил фуражку рядом. Серёга служил на стрельбище первые дни после учебки в Союзе. На радостях и в благодарность прапорщик приказал расторопному бойцу быстро переодеться в парадку и прыгать в машину. По прибытии в полк оставил повара с каптёром и с двумя молодыми бойцами получать продукты и менять бельё. Солдаты сами чётко знали - что и где получать, а с начальниками складов были самые дружественные отношения.
Спешить теперь некуда, пару часов в запасе у Тимура всегда были. И надо было эти драгоценные свободные часы и минуты провести с толком и расстановкой. То есть прогуляться по городу, на девчонок немецких посмотреть, да и себя показать. Потому что – Весна на улице! И по ходу этого лёгкого промеданта сделать некоторые покупки, благо у прапорщика в то время с дензнаками было уже очень даже ничего. И, если имеются марки в кармане, то: « это не так уж и плохо на сегодняшний день»
А у бойца Серёги это был «первый выход в свет»! Идут, значицца, молодой прапорщик со своим довольным солдатом по центру старого саксонского города вниз к набережной реки. Солнышко светит, рядовой головой крутит, всё ему в новинку и в радость. Прапорщик периодически останавливается и по - местному приветствует симпатишных немочек. А они в ответ только смеются. Красота! Заграница! Саксония! Вдруг навстречу комендантский патруль - офицер танкист в сопровождении двух сержантов, да со штык – ножами на ремнях. А Тимур с Серёгой рррраз им – и честь отдали! Потому что, фуражки на головах! И молодой офицер знакомый оказался. Постояли немного, обменялись свежими впечатлениями от коротких юбок вокруг и пошли дальше. Хорошо на душе у Тимура! Смотрит он на молодого солдата и вспоминает, как первый раз сам сходил в город со старшиной. Впечатлений масса! На всю жизнь запомнил. И захотелось вдруг прапорщику, как - то особенно отблагодарить своего солдата за найденную фуражку. Так, чтобы этот день он помнил долго. И вот проходят они мимо парка, и у телефона-автомата начальник стрельбища даёт команду:
- Стой! Раз, два! А скажи, братец, номер своего домашнего телефона?
Удивлённый Сергей, родом из города-героя Москва, чётко и быстро назвал ряд цифр. Прапорщик командует дальше:
- За мной! Шагом марш!
И заходят они в ближайший магазин, где Тимур разменял 50 марок на монеты. Вернулись в телефонную будку, улыбающийся прапорщик набрал код Москвы. И боец Серёга, уже запинаясь, повторил домашний номер. Родители оказались дома, первый ответил отец. Слышимость - как будто из соседнего дома звонишь! Начальник стрельбища представился по полной форме, быстро сказал - какого хорошего сына воспитали родители. А затем командирским голосом сообщил, что командование части решило поощерить отличника боевой и политической подготовки рядового Клейнос 5-минутным разговором с Родиной! И попросил к телефону Маму. После чего протянул трубку солдату, а у того уже испарина на лбу и руки трясутся. Молодой - чего возьмёшь! Даже - не Черпак! Серёга берёт трубку и ..... молчит! А телефон глотает марки с периодичностью стрельбы из АГС-17. И пришлось боевому командиру, применив свои навыки, легонько ткнуть своего бойца левой снизу в печень. И тут Серёга заговорил со скоростью стрельбы из ПКТ! Тимур, дабы не мешать разговору, вышел из будки и встал рядом.
Вдруг к телефонной будке резко и неожиданно подъехала полицейская машина ВАЗ - 2106, из которой выпрыгнули два здоровых полицейских, один быстро подошёл к Тимуру, а второй распахнул дверь кабины. Солдат, ещё крепче сжимая телефонную трубку, с удивлением смотрел на местного стража порядка и продолжал быстро говорить с матерью. (Думаю, даже таким двум здоровым полицейским было невозможно в этот момент остановить его!). Тимур спокойно поздоровался и спросил - в чём дело? Видимо с полицаями на их родном языке, да ещё с саксонским диалектом, разговаривали только представители комендатуры. Поэтому, старший тут же радостно ответил: "O, Komendatur! Kein problem!" И начал доверительно объяснять молодому офицеру (Фейнрих), что у них тут мобильный патруль, так как некоторые недобросовестные советские военнослужащие из нашего гарнизона звонят на Родину с помощью монеты и приклеенной к ней клеем «Рапит» ниткой. Тимур знал более радикальный и дешёвый способ общения с некоторыми советскими городами через этот телефон-автомат – с помощью пружины от офицерской фуражки. Пружина от фуражки вставлялась в окно приема денег автомата, и после нехитрых манипуляций совершалось соединение. Правда, после такого общения многие телефонные аппараты просто выходили из строя. Естественно, советский прапорщик не стал выдавать немецким полицейским эту большую военную тайну! И Тимур невозмутимо ответил - вот я, мол, и стою здесь - контролирую! (Вот она - армейская смекалка!) Немцы обрадовались ещё больше и сказали, как им совместно с такими бравыми офицерами комендатуры легче будет следить за переговорами жителей гарнизона! Старший полицейский записал в свой блокнотик со слов Тимура его звание и фамилию – Лейтенант Петров! Служители немецкого правопорядка так же слаженно прыгнули в автомобиль советского производства и укатили по своим полицейским делам.
Рядовой Клейнос вышел из телефонной будки с блуждающей улыбкой на лице и несколько отрешенным взглядом. В общем и целом, успел он поговорить минут пять, и сдаётся Тимуру, что боец запомнил эти минуты на всю жизнь. Конечно, Сергей рассказал об этом операторам стрельбища, а те - своим землякам в полку, и ещё долго среди солдат ближайших частей ходила байка о новом виде поощерения отличившихся бойцов. А прапорщик Кагиров при возвращении в полк тут же пошёл в своё семейное общежитие на общую кухню, чтобы через этот верный и проверенный источник информации предупредить всех жителей нашего гарнизона о коварных немецких засадах у телефона – автомата.

АГС-17 «Пламя» — 30-мм автоматический станковый гранатомёт.
ПКТ – Пулемёт Калашникова Танковый.
avatar
Камрад
Участник
Участник

Сообщения : 66
Очки : 3423
Дата регистрации : 2009-10-26
Возраст : 56
Откуда : Санкт - петербург

Посмотреть профиль http://practical-center.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Alex в Сб Окт 31, 2009 3:47 pm

Спасибо админу -дал возможность комментировать помещенные произведения. И ФУРАЖКА хороша , написана с юмором и читается с удовольствием.
Хорошо, что в конце поместили расшифровки всяких терминов - "не служил", поэтому сомневался.
avatar
Alex
Участник
Участник

Сообщения : 91
Очки : 3422
Дата регистрации : 2009-10-28
Возраст : 70

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Admin в Сб Окт 31, 2009 3:57 pm

Мне тоже "Фуражка" понравилась. Единственное, не смог найти картинку соответствующую, нашел фуражку-"парадку" , но у прапорщиков другая была ( у меня батя был "прапором" ).
avatar
Admin
Admin
Admin

Сообщения : 122
Очки : 3522
Дата регистрации : 2009-10-25
Возраст : 44
Откуда : Украина

Посмотреть профиль http://gsvg-gdr.narod.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Alex в Сб Окт 31, 2009 4:04 pm

Это не важно, зато есть худ оформление.
А нельзя в конце моего эссе тоже поставить КОММЕНТИРОВАТЬ?
avatar
Alex
Участник
Участник

Сообщения : 91
Очки : 3422
Дата регистрации : 2009-10-28
Возраст : 70

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Admin в Сб Окт 31, 2009 4:17 pm

Поставлю ОБЯЗАТЕЛЬНО! Просто там есть некоторые технические трудности, требуется некоторое время. Вечером займусь. Кстати, мне Ваше эссе очень понравилось!
avatar
Admin
Admin
Admin

Сообщения : 122
Очки : 3522
Дата регистрации : 2009-10-25
Возраст : 44
Откуда : Украина

Посмотреть профиль http://gsvg-gdr.narod.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Leonid в Ср Ноя 04, 2009 1:35 am

В Грозном танковая бригада "Черное крыло". ....

сообщение удалено ,т.к. нарушено правило :

1. Никого не оскорблять , не унижать...

3. НЕ ВЫХОДИТЬ за нормы морали.

6.АДМИНИСТРАТОР имеет право на свое усмотрение УДАЛЯТЬ или редактировать темы, которые провоцируют разжигание какой-либо розни, противоречат нормам морали, злостно нарушают правила.
avatar
Leonid
Новичок
Новичок

Сообщения : 11
Очки : 3342
Дата регистрации : 2009-10-31
Откуда : Зауралье

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Камрад в Ср Ноя 04, 2009 2:26 am



Молодой прапорщик Кагиров Тимур уже три года служил в ГСВГ начальником полкового стрельбища Помсен. Само стрельбище располагалось в 12 км от мотострелкового полка между двумя немецкими деревнями и упиралось в большой лес. Это был отдалённый гарнизон, состоящий из 20 – 25 бойцов разного периода службы кроме первого, практически на полном самообслуживании. В состав полигонной команды также входили механики-водители трёх БМП – 1 9МСР и двух танков Т -64 танкового батальона полка, стоявших постоянно в боксах на качалках Директрис, из которых стреляли «пулькой», то есть имитировали выстрел из орудия трассирующей пулей во время качания боевой машины. Директриса БМП состояла из трёх дорожек, с которых уже стреляли с ходу из орудия инертными выстрелами по движущимся мишеням. Стрельба велась и боевыми кумулятивными снарядами, но исключительно по вкопанным мишеням. А на танках проводили занятия только на качалках с вкладным стволиком. Между танковой Директрисой и Директрисой БМП стояли в ряд пять отдельных направлений для стрельбы из стрелкового вида вооружений пехотного полка. В те времена наш гвардейский 67 МСП стрелял практически днём и ночью, особенно перед итоговыми проверками.
В один из таких осенних напряжённых дней прапорщик Кагиров зашёл на обед в свой двор расположения полигонной команды, состоящий из домика солдатской казармы с небольшой столовой и кухней, складов, ремонтных мастерских и отдельного офицерского домика, где он сам и жил. Навстречу выбежал дежурный по стрельбищу, механик – водитель одной из БМП, и радостно доложил:
- Товарищ прапорщик, приходил «Эти жёлтые ботинки» и просил Вам передать, что у них сегодня «ночная» кумулятивными! И чтобы мы больше мишеней готовили!
- Не понял, боец! Кто приходил? – удивился Тимур.
- Так Вы ещё не знаете, - заулыбался солдат и с гордостью за своего второго командира (первый был Кагиров!) продолжил, - это же наш командир 9 роты, старший лейтенант Чубарев. Он уже третий день рассекает по полку в неуставных фирменных жёлтых сапожках! Вот мы и прозвали его «Эти жёлтые ботинки»!
- Это как в песне у Жанны Агузаровой? – задумчиво уточнил Тимур.
- Ну да! – засмеялся довольный механик и важно добавил, - ну, а чё? У Чубарева отец генерал, и ему всё пофиг!
«А у меня отец – шахтёр! И я передвигаюсь по стрельбищу в солдатских сапогах» - подумал прапорщик. Командира 9 МСР старшего лейтенанта Михаила Чубарева начальник стрельбища Кагиров считал своим другом. Они познакомились ещё, когда молодой взводный 9 роты приехал на стрельбище принимать стоявшие на качалках БМП взвода, а новый начальник стрельбища после года службы солдатом только получил прапорщицкие погоны без учёбы в школе прапорщиков. Тимур пригласил взводного отобедать у себя в домике, чем армейский бог послал. А Михаил, едва переступив порог, тут же потянулся к книжной полке прапорщика. Так на основе любви к чтению и завязалась их дружба! Вскоре молодой взводный стал самым молодым ротным в полку. Девятая МСР была в то время отличной, поэтому дневала и ночевала на стрельбище. Именно эта рота должна была по решению отцов – командиров проводить ротные учения с ночной стрельбой во время итоговой проверки.
Прапорщик Кагиров был удивлён и разочарован поступком офицера Чубарева. Ни для кого не было секретом, что отец Михаила служит в Штабе Бронетанковых войск и дружит ещё с курсантских времён с нашим комдивом, генералом Головнёвым. Тимура только сильно злило, что именно Миша Чубарев, молодой, умный, спортивный и весёлый офицер, которого он считал своим другом и даже гордился этой дружбой, вдруг так решил показать своё положение в полку!
« Ну и щеголял бы в своих ботинках по плацу, раз ему, генеральскому сынку, никто не указ! Так нет же, блин, на МОЁ стрельбище припёрся! Выёживаться тут будет! Перед кем? Надо поговорить с ним и послать его на …..» - обедая вместе со своими операторами, зло рассуждал про себя Тимур. И тут же на ум, почему - то, приходили слова классика:

« … А отец, говорил,
У меня генерал.
А потом рвал рубаху и бил себя в грудь,
Говорил, будто все меня продали….»

Тимур знал, что Миша Чубарев по устоявшейся между ними традиции обязательно зайдёт к нему на ужин перед ночной стрельбой, и решил этот тяжёлый разговор отложить до вечера. И как обычно, командир 9 МСР с пакетом в руке вошёл во двор расположения стрельбища ровно в 19.00. Он был одет в новый зимний танковый комбинезон (высший шик в пехоте!) и обут в ярко жёлтые кожаные сапожки. Офицер немного прихрамывал.
« Жмут(с) новые сапожки генеральскому сынку!» - злорадно подумал прапорщик и хмуро сказал:
- С обновочкой Вас, офицер!
- И ты, Брут! – вдруг устало произнёс ротный и протянул пакет с бутылками пива, - накорми вначале, потом поговорим.
Законы армейского гостеприимства ещё никто не отменял! Оба зашли в офицерский домик. Михаил аккуратно разулся. Тимур взял в руки сапог и внимательно разглядел обувку. Он видел эти кожаные сапожки фирмы «Саламандра» стоимостью 390 марок (при зарплате прапорщика в 550 марок) в городе, в самом дорогом немецком магазине «Экскьюзит».
«Да уж, да уж! Куда нам до китайских Дауш!» - Тимур опять вспомнил слова из песен Владимира Семёновича. Миша сел за стол, открыл одну бутылку, разлил пиво по кружкам и залпом выпил свою. Затем пододвинул тарелку с жаренной картошкой с тушёнкой, начал жадно есть и одновременно говорить:
- Блин, достали уже все с этими сапогами! Уже прозвище дали! Знаешь, в городе есть бассейн?
Кагиров согласно кивнул, а Чубарев продолжил:
- Я в кои веки из за этой грёбанной постоянной боевой подготовки в свой первый выходной за весь месяц вырвался там поплавать. И ударился пальцем ноги о лестницу под водой! Попала инфекция! Палец стал сильно болеть и распух. И вот, Тимур, хорошо помня ещё с училища – бойся трёх ВВ: Военного Врача, Военного Водителя и Взрывчатого Вещества, пошёл сдаваться к капитану Пташка в наш полковой медицинский пункт. И этот эскулап, не долго думая, удалил ноготь с пальца! А в роте перед итоговой проверкой всего три офицера – я, Климов и замполит. Поэтому, вопрос о больничном даже не стоял. На следующий день, когда я припрыгал на одной ноге в штаб, Григорьев (ком.полка) тут же приказал взять его УАЗик и достать себе любую обувь, в которой я смогу ходить и командовать ротой. И ты представляешь, я нормально шагаю вот только в этих «Саламандрах»! И ещё! В Экскьюзите мне продавщица (такая немочка!) втюхала специальный крем для этих сапог по цене 39 марок!
Миша сделал паузу, глотнул ещё пива, и перевёл в уме потраченную сумму в «жидкую валюту»:
- Представляешь, я купил себе один тюбик немецкой ваксы стоимостью в две бутылки водки «Лунникофф» ( каждая - 0,7 литра!)! С ума сойти! А ты, почему не ешь и не пьешь моего пива, Товарищ?
А товарищ прапорщик только молча слушал и улыбался! Жизнь входила в своё нормальное русло! С души камень упал! И Тимур просто предложил:
- Слушай, Ротный, а почему мы, два нормальных боевых парня, сидим и пивом давимся? А не махануть ли нам по стопарю весьма кстати упомянутой тобой водочки «Лунникофф»? У меня пол фуфырчика в холодильнике стоит! А пивко взводному оставим?
И они маханули по сто! Потом ещё раз – по сто! Да под такую закуску! Через часик начальник стрельбища с командиром роты, сытые и довольные, вышли из домика. Была на удивление чёрная ночь с яркими звёздами на небосклоне. И сразу стало хорошо слышно, как из динамиков громкоговорителя Директрисы на всё стрельбище раздаются команды своим расчётам БМП взводного 9МСР лейтенанта Серёги Климова. Ещё недавно, весной, бойцы выстраивались прямо под окном Директрисы и выслушивали команды и рекомендации по стрельбе из бокового окна вышки, которое надо было ведущему стрельбу офицеру постоянно открывать. Летом это окно было постоянно открыто, если не стреляли боевыми выстрелами из орудия БМП. Зимой же окно закрывали от холода, а расчёты каждый раз бегали по металлической лестнице за приказом прямо на второй этаж вышки. И вот в один прекрасный весенний день офицер после заезда открыл окно, коротко и ёмко сказал всё, что думает по поводу только что проведенной стрельбы и слишком резко ( в сердцах, болея за дело ратное!) закрыл окно. А стекла в наших окошках были непростыми! Простые стёкла просто разлетались бы от боевых стрельб! И вот тяжёлое специальное стекло не выдерживает постоянных толчков, вылетает из рамы и падает прямо на голову одного из бойцов расчёта, построенных внизу вышки! В общем, солдата спас шлемафон на голове и твёрдая черепная коробка (и первое, и второе - самые лучшие в мире!). Стекло вдребезги, у солдата шишка и лёгкая временная контузия, даже в санчасть не обращался! И даже – получил краткосрочный отпуск на Родину, видимо в качестве моральной компенсации за свою голову. Поэтому, при смене всего оборудования на стрельбище, заместитель командира полка по боевой подготовке майор Тасоев Ярик Яковлевич приказал установить на Центральной вышке и на вышке Директрисы БМП по два мощных громкоговорителя, и сейчас офицер, ведущий стрельбу, подавал свои команды по микрофону (прям - как конферансье на сцене!). Слышно было далеко, и, если днём офицеры ещё воздерживались от резких, но, по – своему, справедливых, высказываний; то - на ночных стрельбах отрывались от души, и можно было услышать много витиеватых фраз, разносивших далеко по округе! Иногда был высший пилотаж - заслушаешься!
Офицер с прапорщиком с удовольствием выслушали очередную тираду взводного, и пошли в темноту! Каждый на своё служебное место: Тимур на Центральную вышку, менять Старшего оператора, а Михаил захромал на вышку Директрисы БМП, заменить своего взводного. Ночь была тёмная! А жизнь была прекрасна и светла!
avatar
Камрад
Участник
Участник

Сообщения : 66
Очки : 3423
Дата регистрации : 2009-10-26
Возраст : 56
Откуда : Санкт - петербург

Посмотреть профиль http://practical-center.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Камрад в Ср Ноя 04, 2009 2:55 am

Забыл написать название к последнему рассказу - "Эти жёлтые ботинки"
avatar
Камрад
Участник
Участник

Сообщения : 66
Очки : 3423
Дата регистрации : 2009-10-26
Возраст : 56
Откуда : Санкт - петербург

Посмотреть профиль http://practical-center.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Alex в Ср Ноя 04, 2009 5:51 pm

Камрад пишет: Ночь была тёмная! А жизнь была прекрасна и светла!
Благодарим за службу, камрад, написано с настроением и тонким юмором, так и представляешь все это.
Я бы советовал помешьше тех. подробностей, сосредоточится на людях, не все же служили на стрельбище.
Жаль нет у меня снимка стрельбища Вернойхене.
Оно состояло из трех, по крайней мере, как помнится направлений (это слово я у тебя узнал) для стрелков, разделенных земляными валами, высотой метров 4-5 , такого же вала в конце, на котором еще стояла бетонная стена высотой так метров в 6. А в земляных валах были кирпичные входа в какие-то подземелья со ступеньками, ведущими вниз, но на глубине метров полутора от уровня земли, стояла вода, которую по слухам, откачивали безрезультатно- было подземное соединение с каким-то водным источником.
А рядом стоял 5 этажный куб бетонный, без окон и одним входом, у которого тоже было подземелье с водой. Интересно ! Мы там лазили , и даже я с отцом стрелял из автомата АК-47 и карабина (как называется?).А однажды вылезли с тыла к стене, а тут как раз стрельбы, слышим визг пуль - заорали на нас, мы бегом в лес.
Было еще направление для стрельбы из авиационнго оружия, но оттуда нас гонял часовой.

avatar
Alex
Участник
Участник

Сообщения : 91
Очки : 3422
Дата регистрации : 2009-10-28
Возраст : 70

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Камрад в Ср Ноя 04, 2009 6:29 pm

Алекс, спасибо за отзыв. Этот рассказ написан ещё для армейских сайтов, поэтому такие военные подробности. Жаль, что не осталось фото Ваших мест для стрельб. Но, сохранить в памяти такие подробности за истечением многих лет - это уже хорошо.
avatar
Камрад
Участник
Участник

Сообщения : 66
Очки : 3423
Дата регистрации : 2009-10-26
Возраст : 56
Откуда : Санкт - петербург

Посмотреть профиль http://practical-center.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Admin в Чт Ноя 05, 2009 12:44 am

Да-а, "Желтые ботинки" это прямо классика, такое часто бывает: думаешь плохо о каком-то человеке, хотя он этого не заслужил, а когда открывается правда, то становится стыдно .... Поэтому лучше не торопиться с выводами!
avatar
Admin
Admin
Admin

Сообщения : 122
Очки : 3522
Дата регистрации : 2009-10-25
Возраст : 44
Откуда : Украина

Посмотреть профиль http://gsvg-gdr.narod.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Камрад в Чт Ноя 05, 2009 1:16 am



                              "Дружба, она же - Фройндшафт!"
В отдельном небольшом и отдалённым гарнизоне Группы Советских войск в Германии, стрельбище Помсен, не было своего водопровода. Это была самая большая проблема солдат полигонной команды, так как вода была только привозной. Воду привозили в бочке из соседнего отдельного противотанкового батальона прицепом за машину. Обычно одной бочки хватало на 2 – 3 дня; а в пятницу перед баней и выходными днями надо было обязательно успеть привезти две бочки. Процедура была отработана годами страданий без своей воды - уже с самого утра дежурный по стрельбищу искал машину и договаривался с офицерами. Обычно брали дежурную машину с Центральной вышки стрельбища. Было хорошо, если воду успевали привести днём, так как бочка не была оборудована никакими специальными сигналами
Однажды поздним осенним вечером прапорщик Кагиров, начальник стрельбища, сам решил съездить старшим машины за водой. В те далёкие времена рядом с водителем на дорогах Германии обязательно должен был находиться старший машины – офицер или прапорщик. В кочегарке батальона бочку набрали быстро и также быстро вдвоём с водителем промокли насквозь от старого шланга. Только выехали за ворота части, как армейский автомобиль ГАЗ-66 заглох! Дорога была пустынной, водитель выставил в метрах тридцати от машины знак аварийной остановки, поднял кабину, дал прапорщику фонарь и сказал: "Щас поедем!"
В этот момент из соседней деревни Оттервишь ехал на своём мопеде Симсон местный пожилой учитель русского языка. И, как оказалось впоследствии, учитель этот был немного подслеповатый. Педагог ехал медленно, удачно проехал по выставленному на асфальте знаку, чуть не сбил Тимура, который уже успел спрыгнуть с машины и пытался остановить мопед, размахивая перед ним руками и фонарём, и ударился прямо в нашу бочку! Удар был несильный, и всё же немец упал и испугался. Прапорщик уже знал основы языка и, показывая на наш раздавленный знак (военное имущество!) и помогая пожилому человеку подняться, попытался объяснить немцу, что лучше для всех обойтись без дорожной полиции:
- Кайне полицай, Камрад!
И, кроме того, пообещал потерпевшему в возмещение морального вреда (материального - не было, мопед был на ходу, а немец цел и невредим) привезти завтра прямо к нему домой рыбных консерв:
- Фишь-Консерв! Зеер Гут!
Немец оказался "тёртым калачом" и попросил консервы – прямо сейчас, «не отходя от кассы» и для убедительности показал три пальца и вдруг сказал на хорошем русском языке: «Три штуки, пожалуйста»! Пока Тимур с немцем вели оживлённый разговор на пустой дороге, водитель завёл машину. Прапорщик показал на мерцающие недалеко огни вышек стрельбища и объяснил немцу, как проехать за ним прямо к казарме. Так и подъехали к домику – ГАЗ-66 с прицепленной бочкой и почётным эскортом следом в виде одного мопеда Симсон. Из казармы высыпались солдаты стрельбища, весело и с матом закатили бочку с драгоценной водой к себе во двор и стали с удивлением разглядывать незваного гостя. Пожилой немец тоже по хозяйски загнал свой мопед за ворота, поставил прямо возле крыльца домика казармы и, улыбнувшись, сказал:
- Здравствуйте, товарищи!
- Тамбовский волк, тебе товарищ, - хмуро ответил Старший оператор и земляк Тимура сержант Басалаев Виталий и спросил у подошедшего прапорщика, - откуда этот немец взялся на нашем «секретном» военном объекте?
- Он теперь наш почётный военнопленный! Пытался с ходу протаранить нашу бочку. Не получилось! Вот пусть теперь фриц знает, что наши бочки – самые мощные в мире! Да шучу я, сержант! Мы заглохли, а камрад просто ударился на своём мопеде о бочку. Немец вроде нормальный, особых претензий не предъявляет, вон как по - русски шпрехает. Говорит – местный учитель. Скажи механикам, пусть его мопед посмотрят. И напоите пока его чаем, я сейчас переоденусь и подойду. Вымок весь, пока воду набирал.
- А я печенье напёк! – Радостно доложил повар стрельбища Азамат.
- Вот и покажи немцу своё киргизское гостеприимство, – улыбнулся прапорщик и пошёл в свой отдельный домик переодеваться.
У начальника стрельбища всегда был свой запас рыбных консерв, которые он постоянно пополнял за счёт натурального обмена за доски и фанеру с начальниками складов или со старшинами рот. Наши рыбные консервы очень ценились у немцев, особенно – «Кильки в томате». Как говорили советские военнослужащие: «Это наша красная рыба». Начальник стрельбища в основном расплачивался этой рыбной «валютой» за расточку пил для пилорамы стрельбища. Да и что греха таить! Если набиралась целая коробка «Килек в томате», можно было всегда продать упаковочку оптом по цене за три марки за банку. А если поторговаться, то и за пять!
Тимур, не спеша, переоделся, вынул из коробки пять консервных банок вместо обещанных трёх и зашёл в столовую стрельбища. Столовая была небольшая, всего четыре столика, где одновременно могли поесть 16 солдат. Но, одновременный приём пищи всеми бойцами стрельбища в количестве 20 человек получался только в выходные и праздничные дни. Для чего все столы просто ставились в один ряд.
В этот раз гостя посадили одного за стол в самый центр столовой. На столе стояла единственная на кухне ваза с горкой печенья, сахар на блюдце, большой армейский чайник с кипятком и гордость Азамата - маленький фаянсовый заварной чайник. Солдаты, в основном старослужащие, расселись вокруг гостя и о чём - то жарко с ним спорили. Прапорщик Кагиров вошёл, жестом указал всем оставаться на местах и с интересом прислушался к разговору. Оказалось, что солдаты уже успели познакомиться с немцем, звали его Отто и он хорошо запомнил всех бойцов по именам. А спор возник вокруг названия «Лада» наших отечественных машин марки Жигули. Старый немецкий учитель, показывая хорошее знание русской истории, доказывал советским солдатам, что это название возникло от слова Ладья. Молодые бойцы отстаивали свою версию названия: Лада - это красивая и стройная девушка. А сержант Басалаев в запарке этого глубокомысленного и принципиального спора даже спел:

«Хмуриться не надо Лада
Для меня твой смех награда Лада
Даже если станешь бабушкой
Все равно ты будешь Ладушкой…..»

И, чтобы окончательно убедить своего оппонента в своей правоте, закончил своё короткое выступление энергичным прихлопыванием по груди и ногам. Немец, оказавшись в самом центре такого всеобщего внимания, с удовольствием пил крепкий свежезаваренный чай с печеньем, внимательно слушал советскую молодёжь и, похоже, совсем забыл про свои консервы. А прапорщик, глядя на этот весёлый диспут, немного задумался о странноых взаимоотношениях местного жителя и наших военнослужащих.
И тут к нему обратился опять же земляк Виталий:
- Товарищ прапорщик, отойдёмте на минутку? Разговор есть!
Вышли на крыльцо втроём: прапорщик Кагиров, сержант Басалаев и пилорамщик Драугялис. Солдаты закурили и начали многозначительно переглядываться друг с другом. Тимур чуть отстранился от облака дыма и спросил:
- Колитесь, дедушки ГСВГ, что опять удумали? Или уже успели чегой - то натворить, пока ваш боевой командир для вас же воду добывал?
- Товарищ прапорщик, за время Вашего отсутствия никаких происшествий не случилось! Отвечаем за базар! Да шутим мы, товарищ прапорщик. – Сержант улыбнулся и продолжил. - Тут такое дело – у нас в каптёрке есть три пары новых солдатских сапог, обменяли на доски на вещевом складе. Может, одну пару фрицу подарим?
- А с какого это …….? – Резонно заметил Тимур. – Хватит ему «Кильки в томате».
- Товарищ прапорщик, мы же их победили! А он ещё вдобавок на мопеде ночью о нашу бочку шмякнулся. Дедок то вроде хороший, вон как русский знает. И всё печенье съел!
- Логика, конечно, в ваших словах «железная». Вы мне тут ещё про Женевскую Конвенцию о военнопленных расскажите.
И тут в разговор включился флегматичный Ромас Драугялис:
- Отто воевал и был у нас в плену. В Ленинграде дома строил.
- Ну, если в Ленинграде дома восстанавливал! Так уж и быть тогда по вашему – дарите свои сапоги фрицу.
- Его зовут Отто! – протянул Ромас.
Когда зашли обратно в столовую, интернациональный разговор уже переключился на тему поговорки: «Тамбовский волк тебе товарищ!». И опять спор назревал быть жарким и долгим. Начальник стрельбища был вынужден прервать эту глубоко филологическую беседу, подходило время ночной стрельбы.
Провожать немецкого учителя по имени Отто Шильд вышли практически все солдаты полигонной команды. Виталий помог пожилому немцу одеть на плечи армейский вещевой мешок подаренный солдатами вдобавок к полученным консервам и сапогам. Немец уселся на свой мопед и жестом подозвал Тимура к себе поближе. Учитель вполголоса попросил разрешения у начальника стрельбища подъехать завтра ровно в 18.00, после чего добавил на своём родном: « Ein kleines Geschenk!»
На следующий вечер Отто привёз нам большой кусок ветчины и банку домашнего варенья.

(( Ein kleines Geschenk – небольшой подарок))
avatar
Камрад
Участник
Участник

Сообщения : 66
Очки : 3423
Дата регистрации : 2009-10-26
Возраст : 56
Откуда : Санкт - петербург

Посмотреть профиль http://practical-center.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Alex в Чт Ноя 05, 2009 2:19 pm

Камрад пишет: "Дружба, она же - Фройндшафт!"
На следующий вечер Отто привёз нам большой кусок ветчины и банку домашнего варенья.

Да, отлично, простые люди, но не политики, всегда найдут друг с другом общий язык.
avatar
Alex
Участник
Участник

Сообщения : 91
Очки : 3422
Дата регистрации : 2009-10-28
Возраст : 70

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Камрад в Вс Ноя 08, 2009 9:33 pm



   " Антиалкогольная компания"

«В современных условиях, когда советский парод успешно осуществляет задачи коммунистического строительства, все более нетерпимым становится пьянство. Пьянство причиняет вред здоровью трудящихся, нередко ведет к разрушению семьи, пагубно отражается на воспитании детей. Под воздействием алкоголя люди утрачивают чувство ответственности перед обществом и государством, совершают хулиганство и другие преступления. Пьянство наносит ущерб производству, приводит к прогулам и другим нарушениям трудовой дисциплины, авариям и гибели людей.» ( из Указа ВС РСФСР от 16 мая 1985г.)

Вспомним, ребята, как в 1985 году в СССР началась антиалкогольная компания, которая просто не могла пройти мимо нашей армии. Ибо, народ и армия в те времена были едины! Об этом нам всегда напоминали ежегодные совместные битвы за урожай. И вот началась новая линия нашей родной партии и не менее родного правительства страны Советов – битва с алкоголем!
Появился приказ за номером 0150, который назывался: «О борьбе с пьянством и алкоголизмом в ВС СССР» В магазинах, кафе и буфетах ГСВГ перестали продавать водку и пиво. А в торговых точках любой немецкой деревушки ГДР появились ранее невиданные бутылки: «Русская», «Столичная» и даже – «Посольская», которые у немцев стоили очень дорого – от 18 марок за 0,5 литра, что считалось небывалым расточительством. Мы до этой компании могли привезти такую водку только один раз в год, в свой отпуск из Союза, в количестве не более трёх бутылок. При приезде к месту службы каждый уважающий себя офицер или прапорщик должен был тут же, не откладывая, собрать по этому великому поводу всех своих друзей и честно отчитаться перед боевыми товарищами за проведённый отпуск. Особой удачей считалось привезти из отпуска пять бутылок нашей водки, разложив тару в разные сумки и чемоданы. Об этих редких фактах нарушения таможенных правил долго говорилось в наших узких кругах, а рисковые смельчаки во время обсуждений очень гордились собой. Так было!
В войсках появились различные приказы по поводу проведения антиалкогольных мероприятий, которые доносились до широких масс нашими замполитами. Целый майор, замполит второго батальона, которому подошла замена в Союз, не поленился приехать ко мне на стрельбище и прочитать зажигательную лекцию о вреде алкоголя на неокрепший организм молодого солдата, защитника Отечества. Пока он читал лекцию, я на пилораме давал размеры майорских ящиков. После лекции мы пообедали у меня в домике и раздавили малёк «Кёрна» за успех этой партийной компании. Затем майор забрал свои готовые ящики, сердечно поблагодарил меня за активное участие в его замене и тепло распрощался с личным составом полигонной команды. Душевный был человек - этот замполит!
Внешне в наших частях с этим делом стали закручивать гайки, наказания за употребление алкоголя стали строже. Даже в Ленкомнатах появились новые плакаты в духе новой компании. А мы пили по - прежнему. Если не больше! В знак протеста! Просто нам стало сложнее приобретать наши любимые горячительные напитки, и не все замполиты были душевными людьми. И вот буквально после Нового 1987 года мой земляк, сверхсрочник из госпиталя, после удачного приобретения для него аудиомагнитофона Панасоник, на радостях, после пятой выпитой, открыл мне Большую Военно-Медицинскую Тайну - оказывается на наши рецепты (по латыни) в немецких аптеках можно спокойно покупать чистый медицинский спирт. Цифры сделки купли – продажи сейчас уже не помню, но, даже в перерасчёте на местную самую дешёвую водку (0,7 за 14 марок) получалась дикая экономия социалистической валюты. Зёма подогнал мне вначале пару рецептов на 6 литров и попросил покупать только не в нашем городе. Мол, халявщиков здесь и своих хватает. В то время я уже переехал из постоянного места жительства из стрельбище в семейное общежитие прапорщиков и сверхсрочников, которое было переделано из старых кайзеровских казарм и представляло из себя: «На тридцать восемь комнаток всего одна уборная»
На общей кухне нашего этажа я предупредил всех о совместном ужине и моём угощении всех присутствующих соседей. А также прочитал жёнам сослуживцев короткую лекцию об экономике и экономии, которую закончил великим изречением уже почившего в бозе, но, по – прежнему, дорогого Леонида Ильича Брежнева: «Экономика должна быть экономной!». Лекция имела успех, а я получил от благодарных слушательниц пару 3-х литровых стеклянных банок, сел в такси и привёз домой 6 литров чистогана!
В те далёкие времена у немцев в продаже были специальные наполнители в небольших пакетиках для домашнего изготовления различных ликёров с рецептами и градацией по крепости напитка прямо на этикетках. Как щас помню, по ним можно было изготовить кофейный, яичный и различные фруктовые ликёры от 20 до 40 градусов. Видимо выше фантазии местных аборигенов не поднимались. Я накупил их целую пачку! В тот же вечер я, в порядке эксперимента, приготовил два ликёра - ягодный 30 градусов и кофейный 40 градусов. Эксперимент на общей кухне прошёл на УРА! Вот только ликёры не успели остудиться. Пришлось пить тёплыми. Но, как говорит народная мудрость: «На шару, и уксус сладкий». Даже тёплый! Остатки спирта просто и незатейливо раздавили с молодыми прапорщиками и офицерами в холостяцком общежитии с гордым именем «Ледокол».
На следующей неделе я привёз ещё 6 литров. И, проделав в уме нехитрые математические манипуляции, не указанные в немецких инструкциях на этикетках, я замахнулся на два типа ликёров: кофейный - на 50 оборотов и яичный - аж на 70 градусов соответственно. В помощь вызвал молодого прапорщика, начальника склада ГСМ, родом из города – героя Москва Серёгу Клейнос (коренной москвич, между прочим). Остужать изготовленную продукцию в трёхлитровых банках было долго и мучительно больно за бесцельно прожитое время без употребления этого божественного напитка. И молодой прапорщик (недаром – москвич) тут же кинул рацуху: накупить в чепке молока в бутылках, аккуратно освободить посуду, разлить ликёр по соответствующей таре и обратно закупорить. Сказано – сделано! Часть молока было выпито, часть разлито по кастрюлям, остатки безжалостно были уничтожены. Ибо, нас терпеливо ждал совсем другой напиток.
Обычно я привозил один раз в неделю 6 литров спирта. Мой небольшой и старый холодильник Север был всегда под завязку заполнен огненной и мутной водой. Яичный ликёр получился по цвету как молоко и очень гармонировал со своей стеклянной тарой. Эти последние образцы ликёров, кофейный и яичный, оказались самыми оптимальными для наших загадочных и неокрепших юных душ. Яичный ликёр был метко переименован народом в молочный. Добрая весть о моих менделеевских исследованиях быстро разлетелось по гарнизону. Но, только среди своих! Напомню, какое время стояло во дворе: "Конспирация и ещё раз - конспирация!" (В.И. Ленин). Был условный стук, мои окна были всегда зашторены наглухо. Правда, конспирации хватало только на первый час наших нелегальных собраний. Чуток позднее увеличивалась громкость музыки и телевизора, глубокомысленные споры о смысле жизни, службе и бабах становились всё темпераментней. Узок был наш круг, но – мы были близки к народу! И ко мне заходили мои семейные соседи. Первыми старались заскочить и выяснить про непонятный шум в нашем общежитии мужская часть населения. Затем подтягивалась женская половина, и не всегда с приятными пожеланиями и намерениями. Всё чаще и чаще нам приходилось искать другие места наших собраний. Но, меня всегда были рады пригласить на любое мероприятие и в любое приличное общество. Только уточнялось количество молочных бутылок. В общем, увлёкся я этим делом и даже немного начал уставать!
Зима подходила к концу, мои документы ушли из штаба полка на оформление увольнения из вооружённых сил по окончании срока контракта, который заканчивался в середине мая. Поэтому мне на службу было уже как – то так - абсолютно пофиг. И в одно не самое прекрасное зимнее саксонское утро решил я чегой - то с бодуна сходить в полк просвежиться. Прошедший вечер помнил смутно. Помнил только, что пока мы пили в моей комнате, по телеку начали показывать фильм « В зоне особого внимания». Этот фильм, наш ответ американцам на ихний "Рембо", телецентр гарнизона крутил постоянно. Примерно два раза в месяц. И, как всегда, кто - то из товарищей заходил и выходил из комнаты.
Я шёл мимо плаца в направлении штаба. Голова немного проветрилась на свежем воздухе и начала соображать. Появились несколько умных мыслей: «Надо меньше пить….. И нахрена я попёрся с утра в полк….. Лучше бы поехал к себе на стрельбище и там отлежался до обеда»
Я так глубоко задумался над своим моральным и физическим падением, что прошёл мимо командира полка подполковника Фаюстова и начальника штаба полка майора Ремез, полностью игнорируя своё командование. За что и был остановлен хорошо поставленным командирским голосом:
- Прапорщик Тагиров, хенхе хох!
В лексиконе нашего комполка имелись несколько немецких слов: хальт, хенхе хох и нихт шиссен, которые указывали на прекрасное расположение духа подполковника. Круто разворачиваюсь, надвигаю на неуставную причёску фуражку и строевым шагом по булыжной мостовой приближаюсь к командиру. Каждый шаг отдаётся эхом в моей голове! Докладываю о прибытии. Фаюстов ухмыляется и говорит начальнику штаба:
- Представляешь, приезжаю сегодня ночью из штаба армии, прохожу мимо семейного общежития и слышу – поют! На первом этаже. И хорошо так поют, душевно! Тагиров, помнишь, что вы там пели хором?
- Никак нет, товарищ полковник! Я спал.
- Не звезди, своему боевому командиру, прапорщик, - продолжает комполка, - дай, думаю, проверю – что это за новый хор мальчиков у нас прорезался. Стучусь в дверь, а она открыта! Захожу и вижу – трио прапорщиков: Тагиров, Клейнос и Россиев. Сидят, обнявшись на диване, смотрят по телеку без звука этот фильм про десантников и поют «Подмосковные вечера».
Начальник штаба начинает потихоньку ржать. Командир полка продолжает с невозмутимым взглядом:
- Майор, ты дальше слушай. Один Тагиров только оглянулся и рукой мне махнул. Я не стал им мешать. Залётов по службе нет ни у одного певца. А перед ними столик, весь заставленный молочными бутылками и закуской. Но, какой сивушный запах стоял в комнате! Что вы там пили, Тагиров?
Понимаю, что попал конкретно. Майор Ремез был в полку человек новый, только из академии. С подполковником Фаюстовым служил уже два года. И я ни разу не подводил нашего командира полка на различных проверках и итоговых стрельбах. Один раз даже имел честь пострелять с подполковником на спор из автомата Калашникова. Я победил. Так как стрелял в отличие от старшего офицера в то время практически каждый день. Я вздохнул и доложил честно:
- Пили ликёр из немецкого спирта собственного приготовления.
- Вот про твои фокусы с немецким спиртом и молочными бутылками я уже наслышан. Прапорщик, ты хоть понимаешь, что подрываешь боеспособность части?
Мне терять уже нечего. Башка трещит. Отвечаю с некоторой обидой:
- Товарищ полковник, ещё год назад наш полк стрелял каждый день на моём стрельбище. Днём и ночью. Не успевали мишени колотить. А сейчас от силы два раза в неделю. Один раз – день, один раз – ночь. Это я о боеспособности нашего полка говорю.
Командир полка вздохнул, посмотрел на своего начальника штаба, потом на меня.
- Хотя бы, ты, прапорщик, не сыпал мне соль на рану! Закрывай свою лавочку. Это приказ!
- Есть закрыть свою лавочку!
И я выполнил этот приказ. Потому что уважал нашего командира полка. Да и сам уже устал. Надоело! Это как у классика: «Бросил пить, потому что устал….»

P.S.  На фото - мой бойцы в самоволке. Фото было подарено непосредственно перед дембелем. Нашёл бы раньше - разговор был бы коротким: дослуживать в пехоту через гаупвахту.
avatar
Камрад
Участник
Участник

Сообщения : 66
Очки : 3423
Дата регистрации : 2009-10-26
Возраст : 56
Откуда : Санкт - петербург

Посмотреть профиль http://practical-center.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Alex в Вс Ноя 08, 2009 9:46 pm

Да, в СА почему-то начинают пить даже те, кто на гражданке этим отнюдь не баловался.
avatar
Alex
Участник
Участник

Сообщения : 91
Очки : 3422
Дата регистрации : 2009-10-28
Возраст : 70

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Камрад в Пн Ноя 16, 2009 10:39 pm



"Иван и Ганс"
Ваня Кузнецов призвался в армию осенью 1987 года из Караганды и попал служить в Группу Советских войск в Германии в учебный полк гарнизона города Форст Цинна, что находился в округе Берлин. Призывника, как бывшего сельского механизатора, тут же определили в учебную роту механиков– водителей танка. Молодому солдату не то чтобы очень хотелось служить в войсках, просто у него не было выбора. Призвали и всё! Надо служить. Старший брат отслужил также механиком-водителем танка на Дальнем Востоке. Отец прошёл свой путь в пехоте под Свердловском. Один дед Ивана погиб под Сталинградом, а второй остался жив и дошёл до Берлина.
Фронтовик Пётр Кузнецов часто рассказывал своим внукам о войне, о Победе. Вспоминал своих погибших друзей, как сам был неоднократно ранен в боях. Последнее ранение он получил уже в Берлине. Дед с улыбкой рассказывал Ивану, как раненный смог взять в плен в подвале разрушенного дома несколько немецких солдат. Так и дополз вместе с пленными до своих позиций под артиллерийским обстрелом. А последние метры его тащил немец по имени Ганс. Дед так и говорил про этого немца: «Ганс из Берлина»
Ганс Шмитд, отслужив свои полтора года в танковых войсках Национальной Народной Армии ГДР (Volksarmee der DDR), в октябре 1987 года вернулся домой в Берлин. Ганс успел до армии окончить техническую школу (Fachschule) по специальности машинист электропоезда и отработать полгода помощником машиниста. Фельдфебель Шмитд немного отдохнул после службы и устроился по своей специальности в депо «Deutsche Reichsbahn» городского вокзала Остбанхоф. Отец Ганса работал в этом же депо электрослесарем. Один дед в этой семье погиб под Сталинградом, а второй был ранен, попал в плен и пробыл до 1950 года в плену под городом Караганда.
Фронтовик Фриц Шмидт никогда и никому из своих домочадцев не рассказывал о войне и своём пребывании в плену в степях Казахстана. Только однажды, перед самым призывом Ганса в армию, дед выпил немного шнапса и позвал своего внука во двор дома. Они, вдвоём в беседке, проговорили до позднего вечера. Дед рассказал, как горел в танке под Курском, затем был ранен под Кенигсбергом и попал в плен. Бывший военнопленный долго говорил о бескрайних землях и суровой зиме под городом Караганда. Фриц с теплотой вспомнил о начальнике конвоя, офицере по имени Иван, который вопреки всем инструкциям разрешал военнопленным собирать дрова в округе. Зимы в те времена были морозными. А в бараках лагеря были только печи – буржуйки, которые и отапливали сами немцы. Так молодой Ганс и запомнил имя этого русского: «Иван из Караганды»
После принятия присяги в учебной части Ивана начались занятия по вождению. Вначале в учебных классах были изучена материальная часть боевой машины. Затем на специальных тренажёрах отработаны действия с педалями, рычагами, другими органами управления и панелью приборов механика-водителя. Недалеко от полка, рядом со станцией железной дороги располагался наш танкодром, трасса которого проходили по пересеченной местности, с уклонами, подъемами и крутыми спусками. Маршрут вождения проходил по замкнутому кольцу длиной два километра, обратный путь которого проходил вдоль железной дороги. Грязи, конечно же, тут всегда было навалом. Кто догадался построить этот танкодром прямо рядом с железнодорожной станцией – одному богу известно. Но, все курсанты знали, что: «Наши танки - грязи не боятся!» Поэтому занятия по вождению проходили постоянно днём и ночью.
Курсант Кузнецов усвоил уроки вождения, научился управлять танком, но только в дневное время. Так получилось, что первые ночные занятия вместе с водителем-инструктором он пропустил. В первый раз молодой солдат попал в наряд по роте, а в следующие дни разгружал брикет на железнодорожной станции. Вскоре, по плану подготовки наступили дни индивидуальных ночных вождений.
Машинист Шмитд уже в первые дни своей работы быстро восстановил свои навыки на универсальном тренажерном комплексе, который позволял на практике отрабатывать управление электровозом при ведении пассажирских поездов с различным количеством вагонов на участке. Затем прошёл практическое обучение под руководством опытного машиниста-инструктора. И только после трёх месяцев стажировки вместе с наставником молодому машинисту доверили самому вести пассажирский состав. В конце января следующего года Ганс получил свой первый самостоятельный выезд в город Лейпциг с обратным ночным возвращением в Берлин.
В этот же день по плану у учебной танковой роты были ночные вождения. Многие курсанты роты уже неоднократно откатались ночью на учебном «вожденческом» танке Т-64 и спокойно воспринимали эти занятия. Но, не все. Курсант Кузнецов попросту боялся остаться один на один с танком, да ещё и в темноте. Для него сегодня был особенный день, вернее – ночь. Ване впервые самому, без инструктора, предстояло вести боевую машину в ночных условиях. Ночью всё виделось совсем иначе. Даже уже привыкший танк казался Ване выше, громадней и немного страшней. Молодой солдат решил пока никому не говорить о своём страхе.
Занятия начались на час позже. Долго ждали дежурный тягач с парка полка. Но, так и не дождались. Руководитель занятий, командир роты, принял волевое решение и решил начинать ночные вождения, хотя прекрасно знал, что если давно уже не новый учебный Т-64 заглохнет, то завести его можно только с помощью тягача. Офицер прикинул, что если танк встанет на учебной трассе, он тут же пошлёт в полк за тягачом техника роты. Но, всё происходило в штатном режиме. Курсанты один за другим проезжали свой круг, бодро докладывали ротному о своём прибытии на командный пункт и шли отдыхать в боксы. Настала очередь курсанта Кузнецова. Иван быстро запрыгнул на место механика- водителя, одел шлемафон, поджал ларингофоны к горлу, коробочку с тангентой прицепил к пуговице комбеза и доложил о готовности. Вроде всё знакомо и понятно. Кроме одного – молодой солдат впервые сел один в боевую машину, да ещё и ночью. Курсанта Кузнецова бил лёгкий мандраж.
Cкорый поезд D- 716 выехал из вокзала города Лейпциг точно по расписанию. Секунда в секунду. Машинист Ганс Шмитд сидел за пультом управления абсолютно спокойно. Электровоз был новый и прекрасно слушался все команды. Маршрут был изучен досконально, и только что, ещё днём, пройден от начала до конца. Оставалось доставить пассажиров обратно в Берлин в тёмное время суток. Ганс знал, что в его поезде разместились около 400 пассажиров, что было нормой для конца января. Летом количество пассажиров на этом рейсе обычно удваивалось. Состав проехал две станции, до третьей, конечной, оставалось 40 минут. Пассажиры скорого поезда «Лейпциг - Берлин» мирно дремали в откинутых креслах или равнодушно глядели в окно на пролетавший мимо зимний мрачно-мокрый пейзаж.
Учебный танк преодолел первую половину круга, развернулся и выехал на обратную дорогу вдоль железнодорожного полотна в направлении станции и командного пункта. Ваня с испугу даже не помнил, как смог завести двигатель и тронуться в путь. Танк шёл на второй скорости, тяжело переваливая через подъёмы и спуски. Молодой 18-летний солдат, вцепившись до боли в костяшках пальцев в рычаги управления танком, с ужасом вглядывался в прибор ночного вождения ТВН, который ещё более искажал картину вокруг трассы. По ходу движения, из темноты появлялись редкие огромные деревья и тянули свои ветки – щупальца прямо к расширенным от страха глазам механика-водителя. Ваня теперь боялся только одного – заглохнуть посреди дороги и остаться одному ночью в этом страшном лесу. Руки и ноги напуганного курсанта уже онемели от постоянного напряжения.

Боевая машина тяжело нырнула в очередную яму наполненной грязью, по инерции выехала на склон и оказалась на одном уровне с соседней железной дорогой.

Скорый поезд миновал поворот вокруг редкого леса и начал набирать свою крейсерскую скорость.

Молодой механик-водитель увидел в приборе сквозь деревья мерцающие огни, успел подумать про командный пункт танкодрома и об окончании своего заезда, как внезапный мощный столб света, усиленный прибором ночного виденья, буквально оглушил его. Руки инстинктивно, уходя от опасности, дёрнули левый рычаг.

Молодой машинист электропоезда в ярком свете прожектора вдруг с ужасом заметил, как на рельсы выезжает знакомый силуэт танка, и успел включить систему экстренного торможения.

Иван Кузнецов, ослеплённый лучом электропоезда, потерялся в пространстве, испугался и резко сбросил руки и ноги с рычагов и педалей управления. Танк дёрнулся, заглох и встал.

Ганс Шмитд вжался в своё сиденье. Время для него замедлилось. Танк становился всё огромней и вскоре закрыл всё небо.

Удар был чудовищной силы! Несмотря на экстренное торможение, поезд D-716 со всей инерцией движения семи вагонов ударил в бок 38 - тонной боевой машины. Несколько вагонов сошли с рельс и упали под откос.

Первыми на месте этой ужасной катастрофы оказались микроавтобусы «Скорой помощи». Погибли шесть человек, около тридцати с различными степенями ранения были доставлены в местную больницу. Немецкие врачи, не разбирая раненых на «своих и чужих», отправили советского солдата вместе со всеми.

Так и оказались в одной палате: Ганс из Берлина и Иван из Караганды.

P.S. По результатам расследования этого ДТП со своих должностей были сняты: командир полка, командир батальона и командир роты. Командира взвода отправили служить в Союз. А молодого солдата просто перевели в другую часть. От греха подальше! И только после этого случая по всей Группе войск в тех местах, где наши полигоны и танкодромы стыковались с железной дорогой, начали рыть разделительные траншеи и вкапывать бетонные шпалы.
avatar
Камрад
Участник
Участник

Сообщения : 66
Очки : 3423
Дата регистрации : 2009-10-26
Возраст : 56
Откуда : Санкт - петербург

Посмотреть профиль http://practical-center.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Admin в Вт Ноя 17, 2009 12:48 am

Захватывающий рассказ! Бывают же случаи...
avatar
Admin
Admin
Admin

Сообщения : 122
Очки : 3522
Дата регистрации : 2009-10-25
Возраст : 44
Откуда : Украина

Посмотреть профиль http://gsvg-gdr.narod.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Alex в Вт Ноя 17, 2009 7:04 pm

Здравствуй, Камрад! Да, армия - это неисчерпаемый колодезь всяческих историй. У тебя отлично получается их воспроизведение.
Сколько у тебя на "прозе" сочинений, все сразу не прочитаешь, а не пробовал, все-таки издаться? Попробовать себя на другом уровне.
Был бы спонсор, но можно попробовать и в журнал. Это, все-таки, несколько тыс экземпляр, да и печатное слово остается, может остаться, вечно, его можно всегда взять в руки и перечитать.
avatar
Alex
Участник
Участник

Сообщения : 91
Очки : 3422
Дата регистрации : 2009-10-28
Возраст : 70

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Камрад в Ср Ноя 18, 2009 12:51 am

Спасибо, Алекс! Пока не пробовал,но мысли такие бродят в голове. Не знаю даже, с какой стороны начать?
avatar
Камрад
Участник
Участник

Сообщения : 66
Очки : 3423
Дата регистрации : 2009-10-26
Возраст : 56
Откуда : Санкт - петербург

Посмотреть профиль http://practical-center.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Alex в Ср Ноя 18, 2009 1:48 pm

Самое простое - надо попробовать узнать телефон и адрес СПБ НЕВЫ или другого местного журнала.Раньше был такой известный журнал (Н). Позвонить туда, попросить редактора. хорошо бы узнать ФИО, и сказать заранее подготовленную речь: кто, и что написал, и что хочет -представится и представить. Про Инет лучше не говорить... Рукопись некоторые журналы берут в традиционном виде, другие работают с электронной версией.Сделать подборку лучших произведений, - я бы отобрал не очень специфические армейские, а где больше о человеке и передать. Как оформить рукопись -это есть в ПРОЗЕ.Это самый дешевый вариант, можно и символический гонорар получить.
Конечно, при наличии денег, можно договориться с какой-нибудь местной типографией и магазинами-распространителями.Если тираж штук 300, то небольшая книжка в мягком переплете может себесоить несколько десятков тыс.с ч/б фото. Магазин возьмет себе не менее 50-70% от объявленной стоимости, т.е. еще + к цене.Ну, а там, как пойдет продажа, сейчас спрос на книги упал % на 30-40.В СПБ есть "военная книга"?
Унас один товарищ издал толстенную книгу, стр 400 с фото. Обошлось в 200т. Но он не преследовал коммерческие цели, просто решил издаться для себя и друзей. Книга в твердом переплете стоила руб 400. спрос был слабый.
Главный критерий - материал должен быть интересный возможно большому кругу читателей. На это магазин в первую очередь смотрит.
avatar
Alex
Участник
Участник

Сообщения : 91
Очки : 3422
Дата регистрации : 2009-10-28
Возраст : 70

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Камрад в Сб Ноя 28, 2009 8:29 pm

Спасибо, Алекс!
avatar
Камрад
Участник
Участник

Сообщения : 66
Очки : 3423
Дата регистрации : 2009-10-26
Возраст : 56
Откуда : Санкт - петербург

Посмотреть профиль http://practical-center.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Камрад в Сб Ноя 28, 2009 8:33 pm



"ПРИЗЫВ"
Тимур ехал рейсовым автобусом из военкомата и разглядывал знакомый весенний пейзаж за окном – у подножий местных “гор” состоящих из терриконов действующих и заброшенных шахт, на полосках вспаханной земли везде копошился народ – пришла пора сажать картофель. Отгремели майские праздники, май перевалил на вторую половину, земля начала прогреваться и наступила пора задумываться о хлебе насущном. Картофель в шахтёрских семьях всегда входил в меню – и на первое, и на второе; а запасы из урожая местных садов и огородов кормили потом весь год.
Старый автобус тяжело переваливался по вечно разбитой дороге, делая остановки у каждого шахтёрского посёлка. Весь городок состоял из этих небольших поселений разбросанных по всей округе по прихоти матери-природы. Там, где ближе к поверхности земли поднимались пласты каменного угля, строились шахты, появлялись первые бараки, которые и были потом первым местом жительства для многих семей шахтопроходчиков. Шахта вгрызалась в землю отбойными молотками и зарядами аммонита, затем шли первые тонны угля Родине и посёлки росли: строились новые кирпичные дома, школы и магазины. Около каждой шахты был свой посёлок, по виду которого можно было тут же определить – шахта была ещё рабочей или уже полностью выработала свои подземные природные ресурсы. Около закрытых и затопленных шахт жизнь постепенно угасала: сначала закрывались школы, затем магазины, местная молодёжь уезжала ближе к новым рабочим местам, а старики так и доживали свой отпущенный им век. Посёлок постепенно вымирал вслед за своей шахтой.
В самом отдалённом от центра посёлке и жил Тимур. Шахта была новой, под номером 45, перспективной, с большим запасом угля, и на вышке которой постоянно горела Звезда Ударника Коммунистического Труда. Поэтому посёлок постепенно рос, гордо носил имя «имени 30-летия ВЛКСМ» и уже имел две школы, баню, поликлинику и даже небольшую больницу, а прямо в центре стоял памятник Владимиру Маяковскому (почему выбрали для памятника именно этого поэта – не знал никто), а напротив каменного поэта возвышался над ближайшими домами одноимённый Дворец Культуры. Ещё из достопримечательностей нашего посёлка были расположенные рядом две зоны: одна строгого режима, вторая – не очень; сидельцы которых периодически пополняли местное население и трудовой коллектив шахты. Шахте всегда были нужны горняки! Там в основной своей массе и трудилось население посёлка, включая и родителей Тимура: отец трудился подземным электрогазосварщиком самого высшего 5 разряда, мама работала машинисткой подьёма.
Так и рос Тимурка, ещё пацанёнком спорил со своими сверстниками о татуировках на местном пляже единственного в округе озера, играл в своей дворовой команде летом в футбол, а зимой гонял мяч и шайбу в хоккейной коробке. Чуть повзрослев, Тимур хорошо знал границы своего района в посёлке, не пускал чужаков в свой двор и сам старался по одному на соседние территории не соваться. Среди пацанов иногда проходили локальные войны, обычно без особой злобы, до первой крови. Дрались между районами по - честному, только на кулаках. Иногда происходили драки с пацанами соседних посёлков, вот тут уже было не до этикетов, могли и кастетом вдарить или штакетником. Все пацаны владели матерным и блатным словом, и за этим в карман не лезли. С ранних лет усвоили, что закладывать своих – это всегда и при любых обстоятельствах - «западло», воровать у своих – «крысятничество». Также от старших знали, что быть ментом – тоже «западло!». Но – все, и стар и млад, боялись и уважали районного участкового седого капитана Владимира Викторовича, которого и жители, и блатные называли не иначе, как – «Виктырыч». Участковый работал в посёлке с момента открытия шахты, знал свой район «как свои пять», всегда ходил только в форме, без оружия и с планшеткой через плечо. Слово «планшетка» местные пацаны усвоили с самого детства, так как одной из самых реальных угроз матерей было: « Вот скажу Викторычу. Запишет он тебя в свою планшетку – будешь знать!» Попасть на запись в эту самую планшетку никто не хотел, хотя никто и не знал – что может последовать за этим.
В 6 классе Тимур твёрдо решил повзрослеть, для чего начал отращивать свою причёску «полубокс», затем попросил старшую двоюродную сестру вшить снизу клинья в школьные брюки, а следующей целью стало умение курить. Это было просто здорово, рискованно и красиво – прятаться на переменах за школой, по-взрослому держать папиросу двумя пальцами и небрежно пускать дым при разговоре с пацанами. Да и девочки в классе совсем по-другому смотрели на уже курящих мальчиков. Для скорого возмужания это умение было просто необходимо. Для этой цели Тимур выбрал самого опытного в этом деле только перешедшего к ним в класс второгодника Ваню Маркина , у которого уже была кличка – Мара, что в совокупности делало его самым авторитетным среди всех шестиклассников школы. Тимур подошёл к нему и прямо предложил:
- Мара, мне надо научиться курить, покажи.
Иван даже не удивился, видимо Тимур был не первый, кто подошёл к нему с этим предложением. Мара был выше ростом и гораздо крупнее, он просто отодвинул Тимура в сторону и коротко сказал:
- Отвали!
Тимур был готов к такому повороту, догнал одноклассника и предложил ему сделку – Мара научит его курить, а Тимур сделает за него в этот день всё домашнее задание. Второгодник глубоко задумался, прикинул и сказал:
- Папиросы и спички сам принесёшь.
- Мара, откуда? Кто мне продаст!
- У отца стырь.
- Он не курит!
Ваня опять тяжело задумался, упускать такую выгодную сделку ему явно не хотелось.
- Ладно, деньги есть? Давай двадцатчик, сам куплю.
Тимур с радостью протянул ему два «дикона», которые только что выиграл в «стенку». Договорились провести это поучительное занятие завтра после уроков за школой. На следующий день у Тимура ничего не получалось: поначалу гасли спички на ветру, потом папироса никак не хотела загораться. Концы завязанного пионерского галстука от сильного ветра постоянно мешали рукам. В этом деле Мара уже был опытным педагогом, он терпеливо объяснил, как надо держать руку с горящей спичкой, стоя спиной к ветру. И на своём личном примере закурил несколько папирос из пачки Тимура и тут же, загасив, спрятал «бычки» обратно. Тимур несколько раз неудачно повторил попытки. Мара не выдержал и сказал:
- Да сними ты этот галстук, в карман засунь, сожгёшь ещё на фиг. Меня вон из пионеров исключили и – ничего.
- Нет, Мара, снимать не буду. Я же в форме. А галстук – это как знамя! У меня два деда на войне погибли! А ты – «в карман».
На этот довод Ивану сказать было уже нечего. Когда Тимур после нескольких попыток всё же вздохнул в лёгкие дым, обратно уже выдохнуть не смог и тяжело закашлялся сквозь слёзы. Терпение Мары лопнуло:
- Всё! Ша! Харэ, на сегодня хватит. Если хочешь, давай вечером в подвале, пачка и спички у меня останутся. Не бзди, научим! Держи мои задания, вечером и принесёшь.
Но вечерние занятия были сорваны отцом Тимура, который в этот день работал в ночную смену и был дома. В квартире он тут же учуял запах курева от Тимура, за время перемены опыта форма тоже пропахла табачным дымом. Отец только вздохнул и сказал:
- Вечером на шахту пойду пешком, вместе выйдем. Возьми с собой спортивную форму и кеды. И найди мою спортивную сумку.
Тимур ничего не понял, но, очень обрадовался, что так легко отделался. В кладовке за старыми вещами он отыскал чёрную спортивную сумку наподобие рюкзака. Отец в молодости увлекался акробатикой и до сих пор мог запросто сделать на пляже «стойку» на руках или закрутить «колесо» на турнике. Вечером по дороге на шахту они зашли в ДК, поднялись на второй этаж и зашли в зал, на двери которого была надпись: «Танцевальный Класс». Тимур тут же подумал, что сбежит отсюда при первой же возможности. Ещё бы, если кто в школе или во дворе узнает, что он стал ходить в этот танцевальный класс – станет посмешищем для всех! Но, в зале были одни пацаны одного возраста лет по 10 – 12, все в трико и майках. В центре зала стоял молодой парень в синем спортивном костюме и с надписью РСФСР на спине, а все остальные бегали по кругу. Тренер подошёл к ним, поздоровался с отцом и, указав Тимуру на дверь в конце зала, сказал:
- Меня зовут Борис Степанович. Там переоденься и подключайся к остальным.
Вот так Тимур и оказался в секции бокса, которая впервые открылась в посёлке этой осенью. В секцию ходили ребята со всей округи, занимались в две смены – младшая группа и подростки. Занятия проводились через день по очереди с танцевальным кружком. Перед тренировкой выносились боксёрские мешки и груши, ставили стул, один боксёр, самый тяжёлый, садился, а самый высокий вставал на спинку и, балансируя, накидывал петлю троса на крюк в потолке. Одна стена была в зеркалах, напротив которых все учились проводить «бой с тенью». Тимур к этим занятиям привык быстро, подружился с остальными, с нетерпением ждал каждую тренировку и уже не представлял свою жизнь без спортзала. А курить он так и не научится никогда! И даже потом привёл в тот зал Ваню Маркина. На тренировках пацанов становилось всё меньше, народ по разным причинам отсевался, и к весне стали все заниматься в одной группе. Основной костяк был с разных концов посёлка, держались все особняком, в местных конфликтах старались не участвовать, но - могли всегда появиться в любом районе и правильно ответить на резонный вопрос местных: « Пацан, ты с какой улицы, и - кого здесь знаешь?»
После окончания 8 класса Тимур поступил в техникум, расположенный в областном центре в часе езды от посёлка; тренировки не бросил и к получению диплома смог выполнить разряд КМС (кандидата в мастера спорта) в наилегчайшем весе – до 48 килограммов (вес «мухи»). Тимур знал, что есть договорённость руководства ДЮСШ (детская юношеская спортивная школа) с военкоматом о том, что он будет служить в спортроте недалеко от дома. Поэтому к призыву относился спокойно, зная, что и в армии не оставит занятия боксом; и мечтал выполнить к концу службы разряд Мастера Спорта СССР.
Сегодня Тимур с самого утра прошёл заключительную медицинскую комиссию, которая уже в очередной раз показала годность его молодого организма к несению строевой службы. В подтверждении этого вердикта людей самой гуманной профессии уже призывник Кагиров получил на руки под роспись повестку, предписывающую ему окончательно явиться завтра к 9.00 на сборный пункт военкомата. Путь домой из центра заканчивался, оставалась последняя остановка у небольшого посёлка около уже давно закрытой шахты под номером 44, а сам посёлок так незатейливо и назывался – Сорок Четвёртая или Заозёрная, а местные пацаны называли себя не иначе как «Рыбаки». Слава об этих Рыбачках ходила дурная, поговаривали, что могут и втроём на одного, и через раз с кастетами ходят. Автобус остановился у старого покосившегося бетонного здания, и в пустой салон на заднюю площадку запрыгнули, оживлённо переговариваясь, четверо молодых парней лет 16 – 18 . Эта встреча, хотя и «на нейтральной территории» ничего хорошего не сулила, и Тимур сразу пересел на противоположное сиденье, лицом к задней площадке. Пацаны замолчали и сразу уставились на Тимура, один из них, высокий, в спортивном костюме и кедах через зуб сплюнул на пол. Тимур знал его ещё по секции бокса. Был он на год младше Тимура, звали его Радиком, охотно откликался на кликуху Радя. Походил с год на тренировки и пропал. Обычное дело. Но, краем уха Тимур слышал, что он где-то попался на краже и даже сел по малолетке. С тех пор они не виделись. Радя бросил горсть монет в кассу и выкрутил на всех билеты. ( проехать «зайцем» тоже было - «западло»!) и быстро сел напротив Тимура.
- Здорово, Тимур! Расслабься, всё путём. С тренировки едешь?
- Здоров, коль не шутишь! С военкомата, завтра в армию.
- Нифига себе! Завтра. На два года. А я вот уже – два года!
И Радик радостно заржал на весь автобус и показал кулак с татуировкой на фаланге пальца, обозначающую, что владелец данного перстня сидел за грабёж. Тимур посмотрел внимательно и удивился:
- А слух ходил - тебя по краже взяли?
- Тимур, какая нах кража! Гоп-стоп был. По краже бы условняк дали. Ладно, давай по делу базарить. Пацаны, падайте сюда.
«Рыбаки» молча расселись вокруг Тимура, один сел рядом и стеснил его к окошку. Тимур с тоской подумал: « Начинается. Вот блин опять. И Виктырычу с отцом обещал!» И решил, если начнётся махач – первым бить Радю в челюсть. Для этого Тимур вернул задом наглеца на место, широко раздвинул ноги, подготовился и с улыбкой спросил:
- Вчетвером на одного, Радя? Неправильно это! Ты, какую зону топтал? Не «красную», случаем?
Радик мгновенно ощерился, прозвучали рисковые слова! Но, автобус, хотя и медленно, приближался к «Комсомольской», а тут уже была для него чужая территория. И Радя процедил:
- Я «Ша» сказал! Никто тебя не тронет, мы знаем, что ты не при делах. Вот и едем базарить с вашими старшими за Рассола. Тебя в ментуру вызывали?
- С утра сами пришли. Виктырыч и ещё один был, без формы, с городской.
- О чём базарили? И чё, даже в «цугундер» не закрыли?
- Радя, а ты что - прокурор, такие вопросы мне задавать?
Радик замолчал, он был один в этой делегации с реальным сроком отсидки, они ехали на « базар» со старшими в чужой посёлок, а себя Радя начал уже причислять к ворам и захерить по корню столь важную миссию в самом начале – означало поставить крест на всем деле. Зона научила соображать быстро, и он понял, что если они сейчас с Тимуром нормально всё перетрут, это будет в плюс при дальнейшей разборке. Радя сказал уже спокойно:
- Братан, я сказал - к тебе предьявы нет, но нашего корефана Сома завалили на твоём посёлке. Тимур, ты меня знаешь - я за керю на пику пойду! Мы знаем, что ты там был вначале, знаем, что махался с Сомом в парке, знаем, что потом ушел с тёлкой и - ты не при делах. Сома в ДК завалили. Тимур, мы уже дофига чё знаем, а ты завтра в сапогах будешь, где искать тебя?
Тимур внимательно смотрел на руки собеседника и видел, что молодые «рыбаки» только и ждут команды старшего на махач. Он молча оглядел всех и спокойно ответил:
- Радя, моя подруга – не тёлка.
Радик вздохнул и сказал своим:
- Пацаны, мы тут с корешом сами перебазирим, там постойте чутка. Молодёжь уныло переглянулась, соображали они гораздо медленнее вожака.
- Пусть сидят - улыбнулся Тимур – лучше в автобусе сидеть, чем в камере на нарах, правда, Радя? А мы с тобой на площадке сзади «пешком постоим» и всё сами перетрём.
Радик довольный таким исходом дела и тем, что его опять выделили в главные переговорщики, вразвалку прошёл за Тимуром.
За четыре дня до этой поездки, 9 Мая, в посёлке были традиционные народные гулянья, посвященные Дню Победы. В году были всего два таких дня, ещё был День Шахтёра, который отмечали в конце августа. Обычно ближе к вечеру местный вокально-инструментальный ансамбль «Горняк», устанавливал свою аппаратуру на балконе ДК и, уже подгулявший, народ до позднего вечера танцевал прямо на единственной площади под чутким присмотром невозмутимого Владимира Маяковского. Это было единственное грандиозное по своим масштабом мероприятие весной, в ближайших посёлках были только клубы, да и то – постоянно закрытые. Поэтому пацаны со всей округи старались не упустить такой возможности закадрить на бесплатных танцах девчат и заодно помахаться с местными, о чём заранее договаривались через старших о месте и времени. Было и постоянное место драк – заросший парк за Дворцом, место глухое, без всякого освещения. Если в обычные дни на посёлке были только местные разборки, то перед лицом «внешней угрозы» поселковские забывали о былых распрях, объединялись в сплочённую команду и старались подключить к действиям для качества местных боксёров. Так было и в этот вечер. В самый разгар гулянья среди толпы забегали пацанята с известием, что пришли Заозёрские, стоят ватагой за ДК и ждут «разборки». Тимур только набрался храбрости пригласить на танец красавицу Лену, дочь друга своего отца, которая жила в доме напротив, как ему свистнули из - под арки Санёк с Валеркой, друзья по боксу. Отказаться от такого дела Тимур просто не мог. Да и зная, что на днях «забреют» в войска, подумал, что это - последний махач перед армией, который ну никак нельзя было пропустить!
Когда они подошли к месту запланированного мероприятия, народ уже собрался. Глаза привыкли к темноте, и стало видно, что Заозерских чуть больше десятка, а наших было в два раза больше. Обе противоборствующие стороны стояли напротив друг - друга и вяло переругивались, кто-то находил в толпе своих знакомых и вспоминал старые обиды. Народ потихоньку заводился! «Рыбаки» ждали подкрепления, часть пацанов задержались на «точке» торгующей самогоном. Ночи были ещё прохладные, Тимур был в одной рубашке и громко спросил в темноту: « Чё тянем, Рыбачки? Слабо один на один махнутся?» Из толпы напротив, чуть пошатываясь, вышел высокий коренастый парень явно за 20 лет. Это был уже возраст «старших» и делать ему здесь было нечего. Парень громко икнул и спросил:
- Это кто тут такой борзый? Выходи один на один!
Это было неправильно, старшие никогда не вмешивались в драки молодых, а только потом проводили «разбор полётов», выделяя отличившихся и наказывая ссыкунов. Но, «качать понятия» или «давать обратку» было уже нельзя. Тимур вышел, помахал руками, разогревая мышцы, и встал в стойку. Парень, широко выставив свои длинные руки и дыша перегаром, начал обходить Тимура слева.
- Боксёр что ли? Ручками помахал. Щас полетишь!
Тимур быстро сделал широкий шаг вперёд и просто ударил прямой правой в челюсть. Удар получился наполовину, во-первых шаг был слишком широкий и не удалось вложить в удар весь свой вес, а во-вторых – рука была поставлена по диагонали вверх, что тоже смягчило силу удара. Но, этого вполне хватило пьяному сопернику упасть на спину, попытаться встать на колени и с удивлённым возгласом: «Блин!» снова завалиться на бок. Это был сигнал к действиям! Местные тут же рванули вперёд, перепрыгивая через упавшего врага, а Заозёрные не стали ждать атаки явно превосходившего по численности противника и кинулись врассыпную через кусты. На месте схватки остались Тимур со своим поверженным оппонентом. Парень медленно приходил в себя, держался за челюсть, крутил головой, пытаясь хоть что-то разглядеть в темноте. Тимур подошёл, подал руку, помог встать, отряхнуться, и спросил:
- Продолжать будем?
- Неее, харэ.
И они двинулись вместе к свету у арки ДК, переговариваясь на ходу:
- Чем ты меня так вмазал? Вроде в руках ничего не было?
- Кулаком и дал.
- Пипец! Как молотком по челюсти! Тебя как зовут?
- Тимур.
- А меня – Сом. А по кликухе тебя как?
- Так нет клички.
- Чего так?
- Так вышло.
- Тогда меня – Толян Сомов, поэтому и Сом.
- Нормально! А я думал у вас там, у Заозерских, у всех рыбьи кликухи.
Оба рассмеялись. Сом, опять схватился за подбородок и на прощанье спросил:
- Слышь, Тимур, у тебя ничё бухнуть нет?
- Нет, да не пью я совсем.
- Чего так?
- Так вышло.
Сом хотел опять заржать; но, быстро передумал и только улыбнулся и сказал:
- Ты это, будешь у нас на посёлке, скажи Сома знаешь, ни одна падла не дернется.
- Базара нет, вот только в армию забирают на днях.
- Ёлы - Палы! А я уже отслужил – Дальний Восток, танкист, механик-водитель Т-72.
- Везёт тебе, а у меня всё впереди.
- Не кони и не борзей по началу. И это – сержантов не бей, никак нельзя! Там это - западло, не поймут. И всё путём будет! После службы найди меня – расскажешь, чё - там, как отслужил.
И на этом они распрощались, ещё не зная, что это была их первая и последняя встреча.
Тимур, всё же пригласил Лену на танец, предложил проводить её до дому (всё равно же по пути!), Леночка для приличия сказала, что пришла с подругами, но уже замёрзла и наверно, надо уже идти домой. Обрадованный Тимур быстро сбегал за своей курткой, оставленной у знакомой ещё с бараков гардеробщицы тёти Маши, и они с Леной до 2 часов гуляли по посёлку. Тимур был счастлив - надо же в один вечер нормально помахался и такую девушку домой проводил! Даже обещала прийти на проводы. Вот только пальцы правой руки сильно ныли, но это было делом привычным, и Тимур дома быстро заснул.
Следующее день был выходным. Тимур проснулся от толчка в плечо и спросонья никак не мог понять – что происходит. Плечо тряс отец и требовательно сказал:
- Давай вставай быстрей, приводи себя в порядок. К тебе из милиции пришли!
Сон мгновенно пропал, Тимур вскочил, оделся, быстро умылся и прошёл в большую комнату, где уже сидели отец, участковый и незнакомый молодой высокий мужик в джинсовой куртке. Мама суетилась на кухне. Виктырыч грозно посмотрел на Тимура:
- Вот и наш спортсмен изволили проснуться! Как спалось апосля вчерашнего? Рука не болит?
Тимур ничего не понимал! Неужели Сом его заложил? Всё же по «чесноку» было. Дал то один раз всего, и то – удар нормально не получился. На всякий случай произнёс:
- Спал хорошо, спасибо Владимир Викторович. Рука не болит.
Виктырыч вздохнул, посмотрел на отца и сказал:
- Тимур, ты парень грамотный, вона уже технарь закончил. Отец твой говорит, на днях в армию пойдёшь. Неужели, ты думаешь, что я с товарищем оперуполномоченным из города заявился к вам с самого с ранья, про твой сон выяснять. А ну-ка рассказывай, что вчера вечером натворил за ДК, и кто ещё с тобой был там?
- Да, ничего я не творил! Танцы вчера были, народные гулянья. Потом домой ушёл – и секунду подумав, добавил, - Один.
Незнакомый мужик медленно произнёс:
- Товарищ не понимает! - посмотрел внимательно на Тимура и быстро спросил:
- Скажите, а Вы были знакомы с Сомовым Анатолием?
Обращение на Вы удивили и испугали Тимура. «Сом, падла, заложил! Ну, козёл, сам вызвался один на один. И ментам вложил»
Тимур молча переводил взгляд на опера и на участкового, соображая – тупо отрицать всё до конца или признаться только в махаче один на один.
Виктырыч опять вздохнул и сказал:
- Лады, пацан, правильного из себя делаешь? Нормально! А Сомова сегодня утром нашли мёртвым в ДК! И я знаю, что вчера у тебя с ним было. Вот тебе листок бумаги, садись и пиши – всё как на духу. Подробно – где, что и с кем дрался. И помни, что от твоей писанины сейчас зависит – с нами поедешь в околоток или дома останешься. Может быть. А может и не быть! А мы пока с твоим отцом покалякаем, жисть нашу вспомним.
Виктырыч ещё с молодости был знаком с отцом Тимура, они вместе занимались в гимнастическом кружке при местном ДК. В доме даже была фотография, где они оба участвуют в акробатическом этюде с лозунгом под потолком: «Слава Сталину!».
Все втроём пошли на кухню. Тимур взял ручку сел за стол и подумал: «Кранты, вот тебе и последний махач перед армией. Кто же этого Сома завалил и почему в ДК? Он же один был и потом к своим двинул?»
Из кухни вышел отец, достал из кладовки бутылку водки, подошёл к Тимуру и вздохнул:
- Что ты наделал, сынок! Пиши всё, как было, Виктырыч - мужик нормальный, поможет.
И Тимур, прогнав в голове весь вчерашний вечер с самого начала, подумал, что всё равно никого не заложит, а Сом уже мертв. И начал писать про драку, написал, что темно было, запомнил только одного Сомова. А про Лену не стал ничего указывать, не хотел её приплетать к этой истории. Одного листа хватило. Дверь на кухню была закрыта, только слышны были голоса. Посидел, подождал, пока позовут. Из кухни вышел только участковый, сел рядом, взял исписанный лист и, шевеля усами, внимательно прочитал. Затем опять тяжело вздохнул и сказал:
- Тимур, скажи спасибо бабе Вале. Она уже дала показания, как ты оделся и ушёл. А после твоего ухода в буфет зашли пацаны с Заозёрного. Опознала она среди них и Сомова, живёхенек был ещё, даже говорит - довольный заходил. А Рассола ты наверняка знаешь? Леонидом его зовут, Огурцовым. Где он сейчас быть может?
- С Рассолом знаком, где - то за линией живёт в бараках у шахты, точно не знаю.
Виктырыч, глядя Тимуру в глаза, произнёс:
- Есть у нас его адрес, дома одна мать сейчас. Ищем мы его, одного уже взяли, кого - не скажу, вечером сам всё от своих и узнаешь.
В комнату зашли отец с городским ментом, Участковый показал ему письменное объяснение Тимура и спросил:
- Товарищ лейтенант, что делать будем? Наш спортсмен по делу краями прошёл, не убивец он, ясен пень. Может, не будем парнишке судьбу ломать? Дадим шанс защитнику свой долг перед Родиной выполнить? Авось хоть в армии мозги вправят!
Оперуполномоченный вдруг улыбнулся, став ещё моложе, и с гордостью сказал:
- А я в десантуре отслужил, в Пскове!
Виктырыч удивлённо посмотрел на молодого лейтенанта:
- Оно как! Десантник значит. Молоток! А я вот всё в пехоте, между прочим – Царице полей!
Участковый сложил вчетверо исписанный листок и протянул отцу Тимура: - Возьми, почитаешь на досуге и с сыном поговоришь. А мы с Тимуром сейчас всё как надо напишем.
Они сели вдвоём за стол, и Тимур уже под диктовку Виктырыча быстро написал новое объяснение: так мол и так, был на танцах, в драках не участвовал, около 22.00. взял куртку в гардеробе и пошёл домой. В конце дописал: « Написано собственноручно» и поставил дату и подпись. Этот листок был аккуратно уложен в планшетку, и незваные гости ушли. Отец сел на диван и внимательно прочитал оставленный листок. Долго сидел и размышлял про себя. Потом произнёс:
- Виктырыч сказал про тебя, что ты парнишка нормальный, но в посёлок после службы лучше не возвращаться. Сегодня у тебя был первый звоночек, Тимур. Думай сам, как дальше жить будешь.
Примерно так всё и рассказал Тимур, стоя на задней площадке автобуса вместе с Радиком. Только не стал говорить про свои первые показания и с кем именно ушёл с танцев. Радя выслушал всё молча и внимательно и, когда Тимур замолчал, спросил:
- А опера этого как звали?
- Не представлялся, сказал, только, что в десантуре отслужил.
- А о чём они с твоим отцом базарили?
- Не слышал, дверь на кухню закрыли и радиоточку включили.
Радя задумался и с видом бывалого задумчиво произнёс:
- Отмазал твой отец тебя, Тимур. Век воли не видать - отмазал! При таком раскладе после махача тебя должны были в «луноход» кинуть и в «цугундер» на трое суток закрыть, а потом – как карта ляжет. Молоток твой батяня. Уважаю! Мой только водку хлестать может. Даже мне адвоката не нанял, падла!
Радя зло сплюнул. Автобус уже проехал первую остановку посёлка и подъезжал по улице Коммунистической к конечной станции. В посёлке так и говорили, объясняя проезд дальше: « По Коммунистической, и - до тупика! Там – конечная!»
Тимур задумчиво ответил:
- Радя, слушай, я вот с детства знаю, что к вам на Заозёрный одному лучше не соваться. И ты, наверняка, тоже не гулял один по нашему посёлку. А что мы с тобой делим? Год назад, на День Шахтёра, к нам махаться челябинские приехали, целый автобус. Так мы с вашими объединились и всю ночь их гоняли по посёлку. А в этот раз мочим вон друг – друга! Чего нам не хватает, Радик?
Радик задумался и ответил:
- Хрен его знает Тимур. Ещё наши отцы дрались на этих танцах.
Затем протянул руку и сказал с улыбкой:
- Лады, Тимур! Ты всё правильно сделал! С армии откинешься, заглядывай к нам на Сорок Четвёртую. Скажешь, что меня знаешь – никакая падла не дёрнется.
Хотел Тимур сказать, что эти слова уже слышал, но только молча протянул руку. Из автобуса вышли вместе, Тимур отправился в парикмахерскую делать свою причёску под абсолютный «ноль», а группа сотоварищей рванула к единственному в посёлке ресторану «Южный».
Вечером были традиционные проводы в армию. Призыв уже шёл полтора месяца, и в основном все друзья - приятели уже служили. Народу собралось немного: отец с матерью, младший брат, Санёк с Валериком, которые тоже ждали армейской повестки этой весной и, как обещала, пришла Леночка. Тимур впервые выпил две стопки водки, сильно опьянел и с трудом проснулся в своё последнее утро на гражданке.
Вот с таким сумбурным запасом в голове: отцовского воспитания, поселковых понятий и пионерских лозунгов Тимур шагнул в самостоятельную жизнь. И если бы сейчас кто-то ему сказал, что он прослужит в армии целых шесть лет, а затем будет работать в милиции и пройдёт путь от дознователя, опера и до старшего следователя – Тимур счёл бы эти слова личным оскорблением, и вполе мог «начистить рыло» такому провидцу. А может быть, просто бы посмеялся над этой глупостью. Как хорошо, что нам не дано знать, что ожидает нас в будущем!
avatar
Камрад
Участник
Участник

Сообщения : 66
Очки : 3423
Дата регистрации : 2009-10-26
Возраст : 56
Откуда : Санкт - петербург

Посмотреть профиль http://practical-center.ru/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Армейские байки.

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 1 из 3 1, 2, 3  Следующий

Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения